?

Log in

No account? Create an account
Зосима

Падение Вавилона

Се жених грядет в полунощи

[reposted post]ВЕЛИКАЯ?.. БЕЗКРОВНАЯ?.. РУССКАЯ?.. (28)
sergey_v_fomin
reposted by swinopes

И.Ф. Манасевич-Мануйлов. Последняя известная на сегодняшний день фотография.


Арест семьи Распутина и его знакомых (окончание)


Еще одним навязанным Г.Е. Распутину общественным мнением и газетчиками «другом» был Иван Федорович Манасевич-Мануйлов (1868–1918), имевший соответствовавший подполковнику чин надворного советника.
Близость его к Григорию Ефимовичу преувеличена так же, как и в случаях с Ароном Симановичем и князем Андрониковым. О том, кто и в ком больше нуждался, можно судить по частоте контактов, зафиксированных полицейским наблюдением 1914-1916 гг.
Согласно донесениям филёров, инициатива встреч в этот период исходила в 55 случаях от Манасевича-Мануйлова и лишь в пяти случаях от Распутина.
При этом Ивана Федоровича обычно – без каких-либо оговорок – причисляемый к авантюристам и аферистам.
«Журналист, агент охранки, друг эсеров, гомосексуалист, дамский угодник, чекист и личный секретарь Григория Распутина», – так пишут о нем сейчас.
Фигура эта была, однако, не столь проста и однозначна.



Эта фотография И.Ф. Манасевича-Мануйлова наиболее известна. В широкий оборот она вошла в 1927 г. после выхода в 1927 г. в Лейпциге известной книги Рене Фюлопа-Миллера «“Der heilige Teufel” – Rasputin und die Frauen».

Иван Федорович Манасевич-Мануйлов был чиновником для особых поручений при С.Ю Витте в бытность последнего председателем Совета министров, а позднее при занимавшем тот же пост Б.В. Штюрмере; пользовался большим доверием такого верного Трону крупного полицейского и жандармского авторитета, как генерал А.И. Спиридович.
По некоторым данным, И.Ф. Манасевич-Мануйлов состоял в родстве с супругой графа С.Ю. Витте Матильдой. Согласно официальной биографии, Иван Федорович происходил из бедной еврейской семьи, жившей до того, как его отца, Тодреса Манасевича, выслали за мошенничество из Западного края. Его сын, родившийся в Сибири, был там усыновлен богатым купцом Мануйловым, в доме которого он и прожил почти 14 лет. Закончив реальное училище в С.-Петербурге, он был записан в купеческое сословие и принял лютеранство.
Была у Манасевича-Мануйлова и «вторая» биография, согласно которой он был внебрачным сыном князя П.Л. Мещерского и еврейки Х. Мавшон.
Как бы то ни было, в 1888 г. он познакомился с обладавшим обширными придворными связями издателем «Гражданина» князем В.П. Мещерским (по «второй» биографии, своим сводным братом) и занялся литературно-журналистской деятельностью, одновременно оказывая кое-какие услуги С.-Петербургскому Охранному отделению.
В 1895 г. он появился в Париже, официально в качестве сотрудника газеты «Новости», неофициально – для оказания влияния на французскую прессу в нужном для России направлении. Было и еще одно, секретное, поручение: собрать сведения о личной жизни, связях, агентуре и использовании денежных средств руководителя Заграничной агентуры в Париже П.И. Рачковского.
В 1897 г. И.Ф. Мануйлова перевели на службу в Министерство внутренних дел, откомандировав в Департамент духовных дел, руководил в то время которым А.А. Мосолов. При этом Иван Федорович по-прежнему занимался журналистикой и сотрудничал со столичным Охранным отделением.
Через непродолжительное время последовало новое назначение: сверхштатный чиновник особых поручений VIII класса при Министре внутренних дел должен был в качестве «журналиста» выехать в Рим для организации секретного наблюдения в Ватикане за пребывающими туда из России католическими священниками и особо за кардиналом Ледоховским, по сведениям Департамента полиции, «главным руководителем антирусской агитации среди католического духовенства».
Определенные указания И.Ф. Мануйлова в ту пору исполнял министр-резидент при Ватикане С.Д. Сазонов (будущий министр иностранных дел Империи, находившийся в близких родственных отношениях с П.А. Столыпиным – они были женаты на родных сестрах).
В 1901 г., однако последовало разоблачение, сопровождавшееся публичным скандалом, но он остался в Риме, наблюдая, по личному приказанию министра внутренних дел Д.С. Сипягина, за обосновавшимися там антигосударственными группами.
В августе 1902 г. новый министр внутренних дел В.К. Плеве командировал И.Ф. Мануйлова в Париж «для установления ближайших сношений с иностранными журналистами и представителями парижской прессы в целях противодействия распространению в ней ложных сообщений о России».
«Благодаря усилиям, сделанным в то время, – писал впоследствии сам Мануйлов, – в заграничной печати прекратилась агитация, направленная против нашего правительства после кишиневского погрома. Я получал от покойного министра неоднократные благодарности».
В 1903 г. в Париже И.Ф. Манасевич наладил издание журнала «La Revue Russe», целью которого был паралич пропаганды против России политической эмиграции. Звездным часом для Ивана Федоровича стала русско-японская война.
В феврале 1904 г. он был вновь направлен в Западную Европу. На сей раз, кроме обычных дел, ему поручили организовать сбор разведывательной информации о японских там представительствах. После возвращения его в Россию в начале июля 1904 г. по его инициативе при Особом отделе Департамента полиции было создано специальное Отделение по розыску о международном шпионстве. Возглавил его титулярный советник И.Ф. Мануйлов. Заместителем его был ротмистр М.С. Комиссаров.
При помощи завербованных агентов было налажено регулярное получение документов из японской миссии в Париже, включая копии переписки японских дипломатов. Уже в августе И.Ф. Мануйлов представил начальству шифр американского посольства, в начале сентября – китайский, шведский и часть японского дипломатического шифра. Еще ранее был добыт британский шифр.
В результате к октябрю в распоряжении Министерства иностранных дел России оказались расшифрованными более 800 секретных депеш английских дипломатов (вдвое больше, чем в течение всего 1901 г.). Всего контрразведчики добыли 12 дипломатических шифров. При таких обстоятельствах военной контрразведке оказалось не под силу тягаться со своими коллегами из Департамента полиции.
Во время войны с Японией, вероятно, по взаимной договоренности, деятельность Разведочного отделения при Главном Штабе прекратилась, возобновившись лишь летом 1906 г. В октябре 1904 г. И.Ф. Мануйлов выехал в новую командировку. Он должен был «организовать разведочное бюро в Вене и Париже по наблюдению за действиями японцев».
Опытный контрразведчик в кратчайшие сроки сумел внедрить агентов в японские посольства в Париже, Гааге и Лондоне, в американскую миссию в Брюсселе, итальянскую – в Париже. Его люди вели внутреннее наблюдение в британской, шведской, сербской и китайской миссиях в Париже, в румынском и китайском посольствах в Лондоне, японской и британской миссиях в Брюсселе, германской – в Мадриде, японской – в Гааге.
По итогам блестящей работы коллежский асессор И.Ф. Мануйлов в обход всех правил был Всемилостивейше пожалован Государем орденом св. Владимiра IV степени. При этом Император повелел на словах передать Его особую благодарность. (К слову, это не была единственная награда Мануйлова. До этого, в 1897 г., Шах Персидский наградил его орденом Льва и Солнца 4-й степени, а впоследствии он был пожалован испанским орденом Изабеллы Католической.
Среди добытых Манасевичем документов были и не очень ценные, многие из-за своеобразия японского языка и письма до сих пор так и остались нерасшифрованными.
Были и завистники, которым не так легко было пережить, когда неизвестно откуда появившегося выскочку в Департаменте полиции неофициально именовали «заведующим японскими делами». Да и ошибки, которые, безусловно, имели место, оправдывали любую «подножку».



Снимок, воспроизведенный в 1927 г. в книге Рене Фюлопа-Миллера (который мы уже приводили), впервые появился в русской предреволюционной прессе в феврале 1917 г.

28 июня 1905 г. товарищ министра внутренних дел Д.Ф. Трепов потребовал отозвать И.Ф. Мануйлова из Парижа. Менее чем через год его вообще уволили из Департамента полиции. Между тем, отстранение от дел произошло в разгар наиболее значительной операции, которую проводил Иван Федорович.
Дело в том, что непосредственным поводом для посылки его в октябре 1904 г. в Париж было выяснение деятельности грузинского революционера-эмигранта Г.Г. Деканози, подозревавшегося в военном шпионаже в пользу Японии. То был, между прочим, отец одного из руководителей советских органов госбезопасности, близких Л.П. Берии людей – В.Г. Деканозова, в ноябре 1940 г. назначенного на важнейший пост полпреда в Германии (1898–1953).
Осуществляя наблюдение за Г.Г. Деканози, И.Ф. Мануйлов вышел на возглавлявшего в Европе японскую разведку, бывшего в 1902-1904 гг. военного атташе в России полковника Мотодзиро Акаши/Акаси. Разработка последнего впоследствии фактически способствовала обезвреживанию и нейтрализации действий в Европе японской разведки. Однако добытым Мануйловым сведениям не стали уже придавать большого значения, подвергая их неоправданно большому сомнению.
Посол во Франции А.И. Нелидов, будучи высокого мнения об Иване Федоровиче («считаю очень ловким, умным и полезным агентом»), прямо писал министру иностранных дел: «…Сведениям, доставленным из Парижа г-м Мануйловым, не было придано той государственной важности, которую они представляют».
И чуть не дождались беды… Речь идет о секретной отправке больших партий оружия морем для финских и армянских террористов. Появление в начале сентября 1905 г. в непосредственной близости от столицы Империи груженого динамитом и оружием парохода «Джон Графтон», лишь по счастливой случайности налетевшего на каменистую отмель, было, как считают ныне историки, «одним из самых крупных провалов российской контрразведки и тайной политической полиции за всю ее историю».
Что касается Ивана Федоровича, то высокими моральными принципами он никогда не отличался. «Мануйлов – субъект интересный, – писал о нем французский посол в России Морис Палеолог. – Он еврей по происхождению; ум у него быстрый и изворотливый; он любитель широко пожить, жуир и ценитель художественных вещей; совести у него ни следа. Он в одно время и шпион, и сыщик, и пройдоха, и жулик, и шулер, и подделыватель, и развратник… […] А вообще – милейший человек. […] У этого прирожденного пирата есть страсть к приключениям и нет недостатка в мужестве».
Благодаря подобного рода характеристикам о И.Ф. Манасевиче-Мануйлове до сих пор спорят. Диаметрально противоположно оценивают его деятельность и нынешние официальные историки российской внешней разведки и госбезопасности. Мешает опять-таки моральный фактор. Но все-таки из песни слов не выкинешь: Иван Федорович был «главным на тот момент российским контрразведчиком». Это мнение доктор исторических наук Д.Б. Павлов весьма скрупулезно обосновал, тщательно изучив и прокомментировав множество бывших еще недавно недоступными источников.
Оказавшись без дела в отставке с неснятыми подозрениями, Манасевич-Мануйлов, не будучи отягченный моралью и используя благоприятные навыки, пустился во все тяжкие.
Находясь с февраля 1916 г. на посту управляющего канцелярией премьер-министра Б.В. Штюрмера, которого, по слухам, продвигал во власть, он успешно шантажировал банки, вымогая взятки. В короткое время он сумел будто бы «заработать» таким образом до 300 тысяч рублей. Вскоре его поймали с поличным: директор Соединённого банка граф В.С. Татищев и министр внутренних дел А.А. Хвостов выдали ему взятку помеченными купюрами.
На 16 декабря 1916 г. дело Манасевича-Мануйлова было назначено к слушанию в суде с участием присяжных заседателей. Однако 14 декабря генерал-прокурор А.А. Макаров получил повеление Государя дело прекратить.
Чем руководствовался Император (возможно, что прошлыми заслугами подсудимого, как разведчика), до конца неясно, однако общественное мнение, без лишних разговоров, всё это приписало влиянию Г.Е. Распутина.
Известный же своими монархическими взглядами А.А. Макаров совместно с прокурором судебной палаты С.В. Завадским (недаром, видимо, назначенным временщиками в марте 1917 г. товарищем председателя Чрезвычайной следственной комиссии) ослушались Высочайшей воли, отложив слушание дела. 18 февраля 1917 г. И.Ф. Манасевич-Мануйлов был приговорен к полутора годам арестантских рот.



Фотография из журнала, которую мы привели выше, сопровождала информацию о начале 13 февраля 1917 г. слушания в Петроградском Окружном суде дела И.Ф. Манасевича-Мануйлова.

Однако всего лишь девять дней спустя Ивана Федоровича выпустила на свободу революция. «Предварилка и Кресты открыты, – читаем запись в дневнике Д.В. Философова от 27 февраля. – Манасевича-Мануйлова толпа проводила до дому».
Наслаждался арестант свободой недолго. Согласно сообщениям прессы, уже 1 марта его привезли в Министерский павильон Таврического Дворца. 4 марта его водворили в Петропавловскую крепость.
Вскоре начались допросы. Иван Федорович из кожи вон лез, чтобы угодить следствию. Утверждал, например, что Императрица Александра Феодоровна стояла «страшно за продолжение войны и что про Нее говорят неправду, что Она стоит за мир… Это он [Г.Е. Распутин] мне много раз говорил искренно, потому что была такая обстановка, что он не врал, – я глубоко убежден в этом». Также, ссылаясь на Распутина, он утверждал, что существовал проект переезда Государыни в Ставку или что генерал Рузский вновь был назначен главнокомандующим Северо-Западным фронтом под влиянием Распутина. Всё это вранье обстоятельно разоблачил в свое время известный эмигрантский историк С.П. Мельгунов.



Оригинальная обложка и титульный лист книги, специально посвященной описанию похождений И.Ф. Манасевича-Мануйлова. Первую ее часть составляет дополненная публикация П. Павлова (псевдоним Павла Елисеевича Щеголева), появившаяся в 1917 г. в журнале «Былое». Вторая – главы, специально написанные К. Бецким (псевдоним поэта и журналиста Осипа Яковлевича Кобецкого) для книги, вышедшей в 1925 г. в издательстве «Былое».


Старания Манасевича были оценены следствием временщиков. Уже 20 мая 1917 г. его выпустили на свободу.
Ценный кадр тут же подобрал известный разоблачитель секретных сотрудников Царского Охранного отделения эсер Владимiр Львович Бурцев. Иван Федорович стал одним из активных сотрудников в издававшейся в России газете «Общее дело», раскрывая секреты царского сыска.
«Репутация у Мануйлова-Манасевича, – объяснял резоны этого сотрудничества В.Л. Бурцев, – была у большинства вполне отрицательна. Это была, действительно, странная фигура. Мануйлов-Манасевич был журналистом, играл роль в суворинском “Вечернем времени”. Его считали человеком умным, бывалым, знали о громадных его политически связях. В литературных сферах многие относились к нему с каким-то добродушием и даже с сочувствием. Но в широких общественных кругах к нему относились по большей части вполне отрицательно. Его прежде всего считали безпринципным авантюристом. Знали о его связях с Департаментом полиции, а потому его сторонились. Его считали даже опасным те, кто занимался политикой и кто имел основание держаться подальше от Департамента полиции. Меня, как раз наоборот, именно эти его связи с деятелями Департамента полиции особенно и привлекали, как и его связи с бывшим окружением графа Витте и, в частности, его связи с Распутиным и с некоторыми придворными сферами. […] Он относился к Распутину вообще отрицательно, – и говорил, что он не понимает, как можно придавать серьезное политическое значение такому ничтожному в политике человеку, как Распутин, но в то же самое время он и защищал его от несправедливых обвинений».



Обложка и титульный лист второго издания книги, вышедшей в 1927 г. в ленинградской серии «Книжные новинки» и отпечатанной в типографии большевицкого партийного издательства «Прибой».


Не потерялся И.Ф. Манасевич и после прихода к власти большевиков. В отличие от бежавшего за границу В.Л. Бурцева, он остался в России. С поддельными мандатами ЧК он производил обыски состоятельных людей, реквизируя деньги и ценности.
В сентябре 1918 г. его взяли во время попытки перехода границы с Финляндией. Документы иностранного подданного были, как всегда, безупречны.
Подвела, как это часто бывает, случайность.
Личность его показалась знакомой одному из служивших в пограничной охране, охранявшему в 1917 г. заключенных Петропавловской крепости. И надо же такому случиться: именно в это время Ивана Федоровича окликнула оказавшаяся на станции Белоостров Надежда Александровна Доленговская – популярный в то время драматург (а не актриса, как обычно пишут).
Вызванные чекисты обыскали «иностранца», обнаружив в саквояже бриллианты, и без лишних формальностей расстреляли.
Смерть, утверждают, Иван Федорович встретил спокойно, отказавшись от последней папиросы…



Продолжение следует.

Мальтийский орден за €1 млн
Зосима
swinopes
Племянница сенатора Сулеймана Керимова Мадлена, директор "дочки" "Ростеха" Павел Гиндин, амурский экс-губернатор Леонид Коротков прикупили гражданство ЕС.

За последние 10 лет благодаря «золотым визам» в Евросоюз привлекли порядка €25 млрд, стало на 6000 больше граждан ЕС и еще 100 000 человек получили вид на жительство. Мальта, о которой пойдет речь, заработала с 2014 года примерно €718 млн.

«Золотые визы» — это серьезный источник риска, так как они являются привлекательной перспективой для преступников и коррупционеров. Далеко не все страны интересуются источником дохода кандидатов на получение инвестиционного гражданства, а на Мальте хоть и действует четырёхуровневый режим проверки благонадежности, местные чиновники пользуются особыми полномочиями при принятии решения о праве заявителя на участие в программе. Даже лица, имеющие судимость или находящиеся под следствием, могут по-прежнему рассматриваться в силу «особых обстоятельств».

Мы уже пытались идентифицировать имеющих отношение к России людей, которые были указаны в списках избирателей Мальты с привязкой к их мальтийскому адресу. Мы искали новых резидентов Мальты по местам регистрации, но нам не не всегда удавалось обнаружить фактические следы их пребывания: на почтовых ящиках красовались другие фамилии, а соседи ничего не слышали о новых арендаторах и владельцах апартаментов. Подобный результат можно было прогнозировать: инвестиционная программа Мальты подразумевала возможность получить паспорт, даже не появляясь в стране.

Гражданство входящей в Евросоюз Мальты для многих российских бизнесменов было своего рода «страховкой» от политического преследования или недружественного поглощения бизнеса, которое в России часто сопровождается уголовными делами.

В январе журналисты РБК подробно описали, кто мог стать владельцами мальтийских паспортов, в частности — семьи крупных российских бизнесменов, публичных должностных лиц и государственных менеджеров. Однако мы предположили, что среди новых владельцев паспортов средиземноморской страны намного больше должностных лиц и их родственников, и обнаружили в мальтийском списке полных однофамильцев племянницы Сулеймана Керимова Мадлены, директора входящего в структуру Ростеха АО «Московский завод Сапфир» Павла Гиндина и бывшего губернатора Амурской области Леонида Короткова.

Консепсьён Аргуэльо
Зосима
swinopes
Мари́я Консепсьóн Аргуэ́льо (исп. María Concepción Argüello) или «Кончита» (исп. Conchita) (полный вариант её имени пишут как Донна Мария де ла Консепсьон Марселла Аргуэльо); 19 февраля 1791 — 23 декабря 1857) — возлюбленная русского командора Николая Резанова. Героиня рок-оперы «Юнона и Авось».

Родилась в семье коменданта крепости Сан-Франциско Хосе Дарио Аргуэльо (1753—1828) и его жены Марии Игнасио Морага; последняя была племянницей основателя калифорнийского города Сан-Хосе Хосе Хоакина де ла Тринидада Морага[en] (1745—1785). У Марии было шесть сестёр и пять братьев, из которых наиболее известны двое: Луис Антонио Аргуэльо (1784—1830) (бывший в период с 1822 по 1825 года первым коренным губернатором Верхней Калифорнии) и Сантьяго Аргуэльо (1791—1862) (крупный землевладелец, в 1847 году — член законодательного совета военной территории Калифорния).

В отрочестве Мария 6 лет воспитывалась в Париже, а затем вернулась в Новый Свет.




В марте 1806 года корабли «Юнона» и «Авось», возглавляемые Резановым, пришвартовались в заливе Сан-Франциско; целью Резанова была закупка продовольствия для поселения Ново-Архангельск в Русской Америке. Испания была союзницей Наполеона и поэтому отношения с русскими не приветствовались. Но Резанов за шесть недель пребывания совершенно покорил губернатора Верхней Калифорнии Хосе Арильягу и коменданта сан-францисской крепости Хосе Дарио Аргуэльо. В это время он познакомился с пятнадцатилетней Кончитой. Через некоторое время он сделал ей предложение руки и сердца. Ему было 42 года.

Как писал в своём дневнике участник экспедиции Резанова корабельный врач Г. И. Лангсдорф, Кончита отличалась живостью и жизнерадостностью, своими вдохновляющими на любовь сияющими глазами, безупречными зубами, выразительными и приятными чертами, стройностью фигуры и тысячей других прелестей, а также безыскусной, естественной манерой поведения.

Как следует из докладов Резанова, он не выглядел человеком, потерявшим голову от любви. Лангсдорф считал, что в отношениях с Кончитой Резанов исходил также и из определённых дипломатических соображений.

Свидетели событий считали, что и со стороны Кончиты было больше расчёта, чем страсти. Резанов постоянно внушал ей мысль о шикарной жизни в России при императорском дворе. И вскоре она только и мечтала стать женой русского камергера. Родители возили её на исповедь, склоняли к отказу, но решимость её в конце концов всех успокоила. Решение было оставлено за папой Римским (разрешение было необходимо ввиду различия конфессий), но согласились помолвить молодых.

11 июня 1806 года — сразу после обручения — Резанов покинул Калифорнию и отправился в Санкт-Петербург. Он рассчитывал просить ходатайства императора Александра I перед папой римским о согласии на брак. По его расчётам, на это должно было уйти два года. Кончита заверила его, что будет ждать.

По дороге Резанов заболел воспалением лёгких. 1 марта 1807 года, во время третьего приступа болезни, он упал с лошади и умер под Красноярском.


Кончита не ждала Резанова, как сказано в рок-опере, 35 лет. Она чуть больше года ходила каждое утро на мыс, садилась на камни и смотрела на океан (сейчас на этом месте опора калифорнийского моста «Золотые ворота»).

Через год, в 1808 году, в письме брату Кончиты, дону Луису Аргуэльо, главный правитель Русской Америки Александр Баранов сообщил о смерти Резанова и освободил Кончиту от данного ею обещания. Но Кончита свободой не воспользовалась.

До 1829 года (38 лет) её судьба связана с судьбой родителей. Вместе с ними она переехала из Сан-Франциско в Санта-Барбару, оттуда в Лорето, из Лорето — в Гвадалахару и затем возвратилась в Санта-Барбару.

Всю свою жизнь донна Консепсьон посвятила благотворительности и обучению индейцев. В Новой Калифорнии её называли La Beata (Благословенная).

В начале 1840-х годов донна Консепсьон вступила в Третий Орден Доминиканцев. После основания в 1851 году монастыря Св. Доминика она приняла монашество под именем Мария Доминга. Вместе с монастырем она переехала в город Монтерей, где и встретила свою смерть 23 декабря 1857 года, пережив Резанова на 50 лет.
Могила Консепсьон Аргуэльо

Её тело было захоронено на кладбище монастыря, а после его закрытия в 1897 году перенесено на специальное кладбище Ордена Святого Доминика в Бенише.

«Консепсион оказалась не только внешне прекрасной, своевольной и страстной женщиной. Она оказалась сильной духом, способной вынести всё с гордо поднятой головой и без жалоб и компромиссов прийти к своему горькому концу».

Так написал о первой красавице Калифорнии американский писатель Гектор Шевиньи в романе «The Lost Empire. The Life and Adventures of Nikolai Petrovich Rezanov».

В 2000 году в Красноярске на могиле Резанова поставили памятник — белый крест, на одной стороне которого написано «Камергер Николай Петрович Резанов. 1764—1807. Я тебя никогда не увижу», а на другой — «Мария де ла Консепсьон Марцела Аргуэлло. 1791—1857. Я тебя никогда не забуду». Шериф Монтерея развеял над могилой горсть земли с могилы Кончиты, а затем взял немного земли с могилы Резанова, которую позже развеял на могиле Кончиты.

[reposted post]СЛЕДСТВИЕ ВЕЛИ «ЗНАТОКИ»? (2)
sergey_v_fomin
reposted by swinopes

Н.А. Соколов на рудинке «Четыре Брата». Ганина яма. Фото Роберта Вильтона.


Коронным номером Н.А. Соколова стали обвинения Г.Е. Распутина в причастности к шпионажу.
Однако прямые обвинения, отвергнутые даже следователями Временного правительства, явно не годились. И тут присущая Н.А. Соколову (и в еще большей степени его сотруднику Р. Вильтону) навеянная войной германофобия сыграла с ними (а заодно и с теми, кто им доверял) дурную шутку.
Для построения своей версии Н.А. Соколов воспользовался подсказкой А.Ф. Керенского, которую тот дал ему во время снятия с него показаний: «Что Распутин лично был немецкий агент или, правильнее сказать, что он был тем лицом, около которого работали не только германофилы, но и немецкие агенты, это для меня не подлежит сомнению».
Этот фрагмент следователь включил в свои «записки», а вот какие показания давал А.Ф. Керенский в Париже в августе 1920 года: следователю В.М. Рудневу «было дано определенное задание: он должен был обследовать роль Николая II и Царицы по вопросу о наличии в Их действиях 108 ст. уголовного уложения, т.е. государственной измены. В результате работы комиссии в этом направлении мне было доложено, что в действиях Николая II и Александры Феодоровны комиссия не нашла этого преступления. Об этом я тогда же докладывал и Временному правительству.
Я сам лично мыслю по этому поводу таким образом. Я убежден, что Николай II Сам лично не стремился к сепаратному миру и ни в чем не проявил наличия у Него такого желания. […] Но я совсем иначе смотрю на этот вопрос относительно Александры Феодоровны. Я столь же категорически скажу, что работа следственной комиссии, разрешившей и этот вопрос отрицательно, меня не убедила и не устранила у меня подозрения в отношении Ее. […] …Мне кажется, что вопрос этот о наличии 108 статьи в действиях Александры Феодоровны весьма сложен. Эти преступления вообще трудно устанавливаются документальными данными, так как обычно в таких делах не прибегают к документам или в самих документах затемняют эти вопросы посторонним содержанием. Здесь же этот элемент был особенно труден для его установления благодаря особому положению Александры Феодоровны. […]
Что Распутин лично был немецкий агент, или, правильнее сказать, что он был тем лицом, около которого работали не только германофилы, но и немецкие агенты, это для меня не подлежит сомнению. Я не сомневаюсь, что все эти Манасевичи-Мануйловы, Рубинштейны, Симановичи и прочие господа, бывшие около него и им руководившие, были агентами немцев. […] Кого видел в нем Пуришкевич, убивший его? Он нисколько не скрывал, что в его лице он убивал прежде всего изменника. Вспомните про Хвостова. Я лично не питаю положительных чувств к личности Хвостова. Но он открыто боролся с Распутиным как центральной фигурой немецкой агентуры. […] …У меня сложилось полное убеждение о личности Распутина как немецкого агента, и будь я присяжным заседателем, я бы обвинил его с полным убеждением. Вся роль Распутина была именно такова: за немцев и на пользу немцев. […] …Вот факт, как положительно известный, как бывшему главе власти. Царь перед самым объявлением войны посылал Распутину в Тюмень телеграммы, спрашивая его совета по поводу объявления войны. Распутин отвечал Ему, приблизительно, в таких выражениях: “Крепись, войны не объявляй. Плохо будет Тебе и Алеше”. Вот была роль Распутина. […] В войну Распутин работал на немцев. Для кого теперь секрет, что Штюрмером и Протопоповым Россия обязана ему?»



Первое издание книги А.Ф. Керенского «Трагедия Династии Романовых, вышедшее в Париже в издательстве «Payot» на французском языке с дарственной надписью автора президенту Чехословакии Эдварду Бенешу. Собрание музея «Наша Эпоха» (Москва).


Керенский давал показания… Ему уже принесли протоколы для подписи, и тут случилось неожиданное: «…Прошу Вас внести некоторые изменения в текст протокола.
Я хотел Вам сказать, что действия Александры Феодоровны объективно затрудняли дело борьбы с немцами, но я не хочу вовсе сказать о Ее субъективной виновности и допускаю, что Она таким образом хотела, быть может, спасти Династию, не имея никакого общения с какими-либо немецкими комбинациями. Скорее я полагаю, что Она, быть может, инстинктом матери не чувствовала иного выхода из тупика, кроме сепаратного мира.
В число фактов, убеждающих меня, что Распутин вольно или невольно играл роль центра германской агентуры, телеграммы его, удерживавшие Царя от вступления в войну, не входят: Вы меня не так поняли. Этим телеграммам я даю иное объяснение. Добавляю, что во время войны за спиной Распутина, по моему убеждению, стояла какая-то иная фигура, которой, к сожалению, мы не вскрыли…»
Совесть заела? Испугался суда истории?..
Соколов же, похоже, не испугался, и совесть его тоже, наверное, не мучила.
И вот к каким результатам привела следователя его пристрастность и излишнее доверие к Керенскому:
«Я не верю в “германофильство” Распутина. Эта идея сама по себе может быть почтенна, так как культура, хотя бы и чужеземная, есть благо всего человечества. Но она может претендовать на уважение только тогда, когда ее защищает русский патриот, серьезно, научно обоснованно знающий прошлое и настоящее своего отечества. Эта идея была не по плечу Распутину».
«…Я решительно отказываюсь видеть в нем самодовлеющую личность. Он не был ею, и в своей политической роли он подчинялся, благодаря своему невежеству, чьим-то иным директивам. […] Кто окружал Распутина? Я разумею при этом не круг его истеричных поклонниц, а тех, кто руководил им самим».
Эти цитаты ясно показывают, с чьего голоса этот «верноподданный» пел.
Дальнейшие свои построения Н.А. Соколов вел, опираясь исключительно на не названное им «лицо военно-судебного ведомства, по поручении высшей власти работавшего над выяснении роли Распутина в немецком шпионаже» – штаб-офицера при заведующем военно-судной частью штаба главнокомандующего армиями Северного фронта (т.е. генерала Н.В. Рузского) полковника Александр Семеновича Резанова, входившего в состав известной комиссии генерала Н.С. Батюшина; а также на показания начальника Главного управления почт и телеграфов В.Б. Похвиснева и князя-убийцу Ф.Ф. Юсупова.



Владимiр Борисович Похвиснев (1858–1927) – окончил Константиновское военное училище. Служил в Л.-Гв. Измайловском полку (1878-1885). Причислен к Министерству внутренних дел (1906). В 1906-1913 гг. Московский почт-директор, С октября 1913 г. начальник Главного управления почт и телеграфов. Действительный статский советник. Камергер. В годы гражданской войны состоял в Вооруженных силах Юга России. Эвакуирован из Новороссийска в Салоники (23.2.1920), а затем в Югославию на корабле «Иртыш». 7 мая 1921 г. в Париже давал показания Н.А. Соколову. Скончался от туберкулеза 12 июля 1927 г. в санатории в замке Вурберг (г. Птуй в Словении). Похоронен на кладбище в г. Панчево.

Каждое лыко следователь старательно укладывал в строку. Прозвища некоторых лиц, которыми пользовались в ближайшем окружении Императрицы («Калинин», «Мотылек», «Старик» и т.д.), он интерпретировал следующим весьма оригинальным образом: «Думаю, что эта терминология указывает на конспиративную организацию».
Использует Н.А. Соколов и сделанные (дабы отвести от себя ответственность за уголовное преступление) показания князя Ф.Ф. Юсупова о неких таинственных «зеленых» из Швеции, о которых якобы ему проговорился Г.Е. Распутин: «Стокгольм был главной базой, где находились немецкие организации в борьбе с Россией. Не сомневаюсь [sic!], что отсюда шли директивы и тем людям, которые окружали Распутина».

См. опубликованную нами копию машинописного протокола показаний князя Ф.Ф. Юсупова, данных им Н.А. Соколову в Париже 3-4 января 1921 г.:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/72596.html

Не удивительно, что сразу же после выхода первой французской версии книги Н.А. Соколова рецензенты из милюковских «Последних новостей» не преминули подчеркнуть этот «распутинский» след (Словцов Р. Три попытки спасения Царской Семьи // Последние новости. № 1208. Париж. 1924 30 марта).
Хотя показания В.Б. Похвиснева Н.А. Соколов в этом случае проигнорировал: «Я помню, что была также телеграмма, отправленная Государыне и имевшая подпись “зеленый”. […] Я не знаю, от кого исходила эта телеграмма. Она пришла, как мне помнится, в конце 1916 года». (Но ведь Зеленый/Зеленой – вполне могла быть, например, фамилия реального лица.)
Также в стороне – как не вписывавшие в его версию – следователь оставил и выводы полковника А.С. Резанова, не подтверждавшие его версию: «…Должен по совести сказать, что я не имею оснований считать его немецким агентом. […] …Я никогда не имел указаний, что Распутин был связан с немцами и их интересами в корыстных расчетах. Он, должен сказать, не был корыстен. […] …Я по совести не могу сказать, что существовала его субъективная виновность».
В связи со шпионской темой не обошел следователь вниманием и зятя Григория Ефимовича, Б.Н. Соловьева, посвятив ему даже специальную девятую главу своей книги «Преемник Распутина Соловьев».
Несуразность его утверждений доказал в свое время историк С.П. Мельгунов. В первой книге нашего расследования «Наказание Правдой» мы подробно писали о приемах фальсификации деятельности этого ближайшего родственника Г.Е. Распутина. К ней мы и отсылаем наших читателей.

См. также:
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/93745.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/93457.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/96072.html
http://sergey-v-fomin.livejournal.com/219180.html


Борис Николаевич Соловьев (1893–1926). Октябрь 1917 г.

В не предназначенных для обнародования материалах Н.А. Соколов высказывался еще более откровенно. «Распутин, – писал он генералу М.К. Дитерихсу, – был в России центром немецкой агентуры. В последние годы его жизни он являлся орудием в руках организации, носившей именование зеленых. Ее центром был Стокгольм. Организация эта умышленно толкала волю Распутина во все главные акты верховной власти. Путем пропаганды она же сама подчеркивала эти факты в России и заграницей, дискредитируя власть Монарха» (Пагануцци П. Правда об убийстве Царской Семьи. Историко-критический очерк. Джорданвилль. 1981. С. 32-33).
Даже после того, как Н.А. Соколов, будучи уже за границей, сам добыл соответствующие показания, он, тем не менее, не пожелал скорректировать свою первоначальную версию.
Так, членство Б.Н. Соловьева в сочиненной следствием германофильской организации Г.Е. Распутина отрицал контрразведчик полковник А.С. Резанов. «Фамилии офицера Соловьева […] я не помню», – заявил А.Ф. Керенский.
Характерно, что его не помнил и возглавлявший Военную комиссию Временного комитета Государственной думы Б.А. Энгельгардт. (А ведь именно в этой комиссии Б.Н. Соловьев состоял якобы «в числе адъютантов».) Не узнал его Б.А. Энгельгардт и на предъявленной ему фотографии.



Борис Александрович Энгельградт (1877–1962) – активный участник февральского переворота 1917 г., возглавлял Военную комиссию Временного комитета Государственной думы; первой революционный комендант Петрограда.

Помогавший материально находившимся в заточении Царственным Мученикам банкир К.И. Ярошинский также не припомнил имени Б.Н. Соловьева, через которого якобы передавались эти средства.
Ничем не смогли помочь Н.А. Соколову и в «Комиссариате по охранению государственного порядка и спокойствия в Германии». Личность зятя Распутина там также была неизвестной.
Пораженный методами работы Н.А. Соколова, участник попытки освобождения Царственных Мучеников корнет С.В. Марков писал: «…Н. Соколов не отказывается от того, что у него были мои письменные показания и, выбирая из них две или три нужных ему строки, пользуется ими явно пристрастно. Так, например, я показываю, что, насколько мне известно, Б.Н. Соловьев бывал в мирное время в Берлине (а кто же из нас там не бывал?) Пользуясь этим показанием, Соколов силится этим подчеркнуть свои предположения видеть в Б.Н. Соловьеве немецкого агента. […]



Сергей Владимiрович Марков (1898–1944) – пасынок Ялтинского градоначальника И.А. Думбадзе, корнет Крымского Конного Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полка. Был лично знаком с Государыней, А.А. Вырубовой и Б.Н. Соловьевым. В период тобольского заключения Царственных Мучеников с риском для жизни оказывал им посильную помощь.

Читателю книги Н. Соколова должно быть совершенно ясным, что покойный ныне автор при составлении своего труда был одержим какой-то неотвязной, бредовой идеей. Красной нитью через всю его книгу проходит желание доказать читателю, что германское правительство и даже германские Родственники Государыни в той или иной мере повинны в Екатеринбургской трагедии. И для подкрепления этого своего убеждения судебный следователь Н. Соколов не гнушается ничем!»


Обложка первого издания книги С.В. Маркова «Покинутая Царская Семья. 1917–1918. Царское Село – Тобольск – Екатеринбург». Издательство «Amaltea». Вена. 1928.

Выливая подобный абсолютно бездоказательный бред на головы доверчивых соотечественников, Н.А. Соколов завершает свой подготовленный к печати труд столь же пустыми и ничего не стоящими словами: «Я изложил факты, как они установлены [sic!] следствием. Будущий историк, не стесняясь моими не обязательными для него выводами [и на том, как говорится, спасибо. – С.Ф.], сделает в свое время свои, быть может, правильные. Я же, оставаясь в пределах моего исследования, считаю доказанными [sic!] следующие положения».
Положения же эти таковы: слабовольный, находящейся под каблуком супруги Император Всероссийский, психически больная Царица, пребывающий между жизнью и смертью Наследник и завладевший Царской Семьей пьяный и блудливый Распутин, обделывающий с распущенной подругой Государыни Вырубовой государственные дела в германских интересах.
Не следователь, а настоящий «адвокат диавола»!
И вот, между прочим, откуда вполне могли черпать материал для вдохновения В.С. Пикуль, авторы сценарии кинофильма «Агония» и другие фальсификаторы отечественной истории вплоть до недавних Радзинского и коллективного «Смыслова».
Высказывал свои претензии к «запискам» следователя и хорошо информированный генерал А.И. Спиридович.



Александр Иванович Спиридович (1873–1952) – генерал-майор Отдельного корпуса жандармов. С 1906 г. начальник Дворцовой Охранной агентуры. В годы Великой войны сопровождал Государя во всех Его поездках, организовал охрану Императора в Царской Ставке в Могилеве.

Министр внутренних дел А.Н. Хвостов, писал Александр Иванович, «первый пустил сплетню-клевету о том, что Распутин – немецкий шпион, что у него, министра, имеются на то доказательства. Сплетня была подхвачена во всех кругах общества и повторялась затем многими до революции и во время революции со ссылками на Алексея Хвостова. Он, Алексей Хвостов, автор этой ужасной клеветы. Через голову Распутина эта гнусная клевета падала на голову Императрицы и позорила Самого Государя. Сплетня-клевета повторялась из года в год и вошла даже в книгу Соколова об убийстве Царской Семьи, как показание некоторых из опрошенных им лиц, опять-таки со ссылками, как на первоисточник, на министра Хвостова.
Чтобы покончить с этой легендой о шпионаже Распутина, я рекомендую познакомиться с трудом генерала Спиридовича “Распутин”. Изд. Пайо. Париж, 1935 г. Там этот вопрос разобран подробно.



Издательская обложка первого издания книги А.И. Спиридовича «Распутин» (Paris. Payot. 1935).

Здесь же ограничусь следующим доказательством. После февральского переворота 1917 года, при Временном правительстве была образована Чрезвычайная следственная комиссия для обследования действий высших чинов Царского Правительства. Следователи Чрезвычайной комиссии с особым вниманием обследовали вопрос о государственной измене по отношению лиц, окружавших Их Величества, и главным образом, относительно Распутина. И вот что пишет по этому поводу бывший судебный деятель Гирчич, состоявший в той следственной комиссии.
“До конца сентября 1917 года я заведывал 27-ю следственною частью комиссии, где были сосредоточены все указания, даже малейшие, на измену со стороны высших представителей Империи и даже Членов Императорского Дома. Все указания были проверены с ичерпывающей полнотой, полным безпристрастием и ясным сознанием, что в подобных делах не проверенное до конца подозрение как недорубленное дерево, по выражению Суворова, быстро отрастает и что благо России и честь заподозренных требовали полного света на волновавшие общества обстоятельства.
Среди близких к Царю людей было мало верноподданных в благородном значении этого слова, НО НЕ БЫЛО ИЗМЕННИКОВ.
Распутин, этот умный с огромной волей подтаежный мужик, после многолетнего аскетического стажа сбитый с толку петроградским высшим светом – НЕ БЫЛ ШПИОНОМ и ИЗМЕННИКОМ” (“Вечернее время”. Париж).



Издательский переплет второго тома книги «А.И. Спиридовича «Великая война и Февральская революция». Нью-Йорк. Всеславянское издательство. 1960.

Таково едва ли не самое авторитетное, самое категорическое опровержение этой легенды, пущенной впервые Алексеем Хвостовым. Она повторяется затем охотно всеми, кто хотел так или иначе ударить через голову Распутина по Их Величествам.
Никто не нанес Царскому режиму и престижу Царской власти удара более предательского и рокового по своим последствиям, как нанесли – министр внутренних дел, лидер Монархической партии Государственной думы, камергер Его Величества Алексей Николаевич Хвостов, потомственный дворянин Орловской губернии и его помощник Степан Петрович Белецкий. К ним, прежде всего, вопиет кровь всех погибших в революцию» (Спиридович А.И. Великая война и Февральская революция, 1914-1917 гг. Т. II. Нью-Йорк. 1960. С. 64-65).



Продолжение следует.

[reposted post]Распутин и царская семья - 2 (конспиративная организация)
skyh00k
reposted by swinopes

В прошлый раз мы увидели через каких лиц Распутин двигался в царскую семью. Что была создана схема "Вырубова-царица-Распутин". Но какова была причина появления Распутина в семье?

Read more...Collapse )

КОМУ БЫЛА НУЖНА ЧЕЧЕНСКАЯ ВОЙНА?
Зосима
swinopes
СПЕЦНАЗ РОССИИ N 2 (125) ФЕВРАЛЬ 2007 ГОДА

С танковой атаки на Грозный, столицу Чеченской республики, в 1994 году началась самая загадочная и непонятно кому нужная война. Все эти годы тем, кто ее справоцировал, чеченская компания несет выгоду в виде сверхприбыли. Только простому народу, как русскому, так и чеченскому, от неё - лишь горе и страдание. Кто же начал эту войну и жировал на ней? Кто, как пел Вертинский, «послал на смерть не дрожащей рукой» русских парней воевать против народа своей же страны, и в правильном ли направлении проводит сейчас свою политику в отношении Чечни президент России Путин?
На ряд вопросов, связанных с чеченской проблемой, согласился в нашей беседе ответить бывший Председатель Верховного Совета России Руслан Имранович Хасбулатов. Ценно то, что он, как чеченец, может располагать более достоверной информацией о событиях, происходивших на его Родине и, соответственно, способен о многом судить не понаслышке.

- Руслан Имранович, простите мою дерзость, но ряд политиков и ваших соотечественников в беседах со мной утверждали, что путь к власти Джохара Дудаева был открыт не кем иным, как Вами. Вы лично в сентябре 1991 года с группой депутатов Верховного Совета прекратили в Чечне деятельность обкома КПСС, во главе которого стоял Дока Завгаев?

- Во-первых, никакого отношения к политической карьере Дудаева я не имел, не будучи первым заместителем, а затем и Председателем Верховного Совета. Откровенно говоря, я не знал о его существовании до тех пор, пока не начались трагические события на моей исторической Родине. События развивались по своим социальным законам, они покоились на крайнем неблагополучии большинства населения Кавказа, особенно чеченского и ингушского.Вообще, Чечня и Ингушетия, в частности и Грозненский район, имели специфическую промышленность. С одной стороны, - гигантское развитие потенциала промышленности от переработки нефтехимии, причем, в самых многочисленных и современных нефтеперерабатывающих фракциях. Исторический пример - легкой грозненской нефтью во время Второй мировой войны заправлялись танки, которые потом шли в бой. На этой базе развивалась промышленность.
С другой - что касается сельского населения Чечни, то здесь картина представала просто ужасающей. Когда секретарями обкомов партии были русские они управляли своими районами профессионально, стремясь содействовать развитию республики. Особенно отличился в этом плане Александр Власов.
Когда же к власти в Чеченской ССР, в середине восьмидесятых, на волне горбачевской перестройки, пришел Завгаев, вот тогда именно и началась вакханалия: коррупция, продажа должностей, а так же полное обнищание народа, из–за чего начались бунты и возмущение населения. Когда я в 1990 году избирался в Верховный Совет СССР от города Грозного, то моими избирателями были, в большинстве своем русские, армяне и грузины и они избрали меня, а не ставленника Завгаева - второго секретаря Обкома КПСС.
Нынешний декан Института имени Плеханова профессор Смирнов и другие профессора, в частности, профессор Третьяков, со студентами из московских институтов выезжали в Грозный и вели агитацию в мою пользу. Заметьте, русские профессора и русские студенты агитировали за чеченца. Они то и явились самой активной силой при моем избрании в Верховный Совет. Так я стал депутатом от 37 участка города Грозного. Интернационализм тогда был в действии, эта была политическая практика и народ тогда жил дружно и никаких противоречий на межнациональной почве не было.
Правившая верхушка тогда уже успела погрязнуть в коррупции и прочих злоупотреблениях. На почве борьбы с этим злом и вырос какой–то генерал Дудаев, который до этого служил в Прибалтийском Военном округе. Там-то он и напитался разными идеями о независимости Чечни от России. Кстати, я слышал мнение, что в Грозный он был приглашен не без участия Завгаева. В то время, когда шла моя избирательная компания, я о Дудаеве еще не слышал.
После событий августа 1991 года Завгаев принял ГКЧП. Мы же, тогдашние победители, были в Чечено–Ингушетии крайне популярны, и тогда Дудаев и его сторонники, псевдореволюционеры, якобы поддерживающие нас, стали громить партийное руководство за то, что они поддержали ГКЧП и выступили против «нашего Хасбулатова». Таков был их лозунг.
Население было возмущено тем, что дудаевцы «привязывают» меня к своим рядам. Вот на этом фоне и был разгром Верховного Совета Чечни. Чтобы не допустить этого, мы с Ельциным, договорились, что союзный депутат Саламбек Хаджиев, после ухода в отставку Завгаева, будет выдвинут главой Чеченской республики. С целью обосновать этот выбор, мы послали в Верховный Совет и Правительство Чечено-Ингушетии делегацию в состав которой входили Ирина Гребешева, Аслаханов и еще ряд весьма влиятельных депутатов.
Эта делегация была послана в Грозный с тем, чтобы, я подчеркиваю, в рамках закона осуществить смену руководства в Чечено-Ингушской республике и чтобы не допустить актов и всплесков национализма. Но Верховный Совет Чечено-Ингушетии заупрямился, говоря, что у них есть Завгаев.
Вот тогда-то дудаевцы и воспользовались тем обстоятельством, что в данной ситуации со стороны Верховного Совета республики не проявлялось никакой гибкости. Раньше их требования сводились к тому, что надо бы убрать Завгаева и его клан. Когда же они узнали, что делегация из Москвы послана Хасбулатовым, Ельциным и Силаевым, то их аппетиты возросли и они выдвинули максимум лозунгов и, в частности, разогнать Верховный Совет, а «улица» стала их поддерживать.
В тот период я был в Японии. Если Вы помните, в то время, о котором у нас с Вами идет речь, из–за островов Курильской гряды были осложнены отношения России с Японией. Ельцин попросил меня возглавить делегацию от Правительства и Парламентана переговорах и отвезти руководству Японии письмо. Поэтому в то время, когда осуществлялся разгон Верховного Совета в Грозном, меня в Москве не было.
Но всё же Ельцин успел тогда послать в Грозный большую группу людей: Бурбулиса, Полторанина, Генерального прокурора и заместителя министра внутренних дел, которая вела там активную работу. Но, когда толпа выходит на улицу, сдержать ее очень сложно. А в этом случае выход толпы на улицы Грозного сопровождался забастовками, митингами, поэтому сдержать ее было практически невозможно.
После моего возвращения в Москву, Ельцин встретился со мной и, рассказав о том, что творилось на моей Родине, попросил срочно вылететь в Грозный для урегулирования всех вопросов. Я усилил группу, которую взял с собой, депутатами Верховного Совета, журналистами и работниками спецслужб и это был тот единственный раз, когда я встретился с пресловутым «защитником» чеченского народа Джохаром Дудаевым.
Кстати, он произвел на меня весьма жалкое впечатление. При разговоре он не смотрел прямо в глаза. Когда же я пытался уловить его взгляд, он все время отводил его от меня и казался слабым и нервным человека. Когда же он мгновенно подчинился всем моим требованием, я понял, что он еще и труслив. Говорил я с ним, кстати, довольно жестко. Прямо сказал ему: «Вот, что, голубчик, ты уже вывел народ на улицы, используя политические обстоятельства. Теперь давай будем вместе работать, чтобы здесь был закон и порядок! Ты - генерал и знаешь, что такое воинская дисциплина. Хочешь, чтобы здесь была применена воинская сила? Мне сотню таких, как ты, Дудаевых, упрятать за решетку никакого труда не составит. Давай мгновенно прекращай все это безобразие».
Он мне на это: «Руслан Имранович, я выполню все Ваши требования, я Вас так уважаю, Вы же единственный человек, к которому я хорошо отношусь, я все выполню!». Но Верховный Совет Чечено - Ингушской республики был уже дискредитирован!
Тогда мы договорились не с ним, а с той бригадой, что тогда была в Грозном: Бурбулисом, Шахраем, Полтораниным, замом Генерального прокурора, а потом и подъехавшими Генеральным прокурором и Иваненко, тогдашним руководителем КГБ России, что мы отбираем среди этого Верховного Совета тех депутатов, что не причастны к митингам и из них составим Временный Совет и единственной целью этого Совета будет подготовка новых выборов. Нам нужны были депутаты, они же были избраны народом. Поэтому этот Временный Высший Совет мы и подготовили из состава депутатов, которые не были замечены в том безобразии, что пытались устроить Дудаев и его компания. Причем Джохар Дудаев дал клятвенное обещание, что он подчинится указаниям Высшего Совета.
Я, кстати, выступил сначала на митинге в центе Грозного, где собралось сто тысяч человек, потом по ТВ Чечни, призвав народ успокоиться и разойтись по домам и пообещал, вернувшись в Москву, решением Верховного Совета России обеспечить в Чечено-Ингушской республике порядок и закон, и все требования населения довести до президента России. При этом я сказал людям, что у них будет новый Парламент и Правительство, но только просил не выходить за рамки закона, если же этого не будет, то я ничем не смогу помочь народу и республике.
В это время в стране, сами помните, что происходило: республики Прибалтики требовали выхода из состава СССР, да и другие республики тоже собирались выходить, Горбачев, вернувшись из Фороса, уже ничем не управлял. Ельцин нервничал, звонил мне по несколько раз в день и просил вернуться в Москву. Рассчитывая на понимание момента со стороны тех, кто прибыл со мной в Грозный, да еще и на данное мне мужское слово Дудаева, я вылетел в Москву. Но, к сожалению, и Шахрай, и Полторанин, и Бурбулис, и другие, оставшись в Грозном, стали уже тогда, еще до октября 1993 года, проводить свою подрывную политику, обещая Дудаеву и его окружению предоставить чуть ли не независимость, стравливая его с Верховным Советом России в моем лице. Делали из меня пугало, говоря, что у Хасбулатова в отличие от Ельцина центристская и жесткая линия и я считаю, что Чечня не должна быть свободной, а они наоборот. Вот так они подзуживали Дудаева и давали ему понять, что мои позиции расходятся с позициями президента, хотя в то время мы с ним имели близкие взгляды по данной проблеме.

- Руслан Имранович, Вы лучше кого бы-то ни было в ближайшем окружении Ельцина понимали насколько может быть опасен Дудаев и, в первую очередь, для Чеченской республики, с его идеями о ее независимости от России. Пытались ли Вы хоть что-то предпринять для его удаления с ее территории?

- Вы знаете, меня в последнее время просто поражают выступления ряда представителей российской творческой интеллигенции. Вот, например, режиссер Никита Михалков в одном своем выступлении говорил, что надо было Дудаева в 1991 году перевести в Москву. Ну, хорошо, ты - актер, сценарист и режиссер, но зачем же, не зная ничего о политике, лезешь в нее. Он догадался о том, что надо было делать, только сейчас, спустя много лет, а я, между прочим, уже тогда это делал, понимая, к чему придет Чеченская республика, если во главе ее будет стоять такой «Лидер».
В 1991 году я пригласил к себе Дейнекина, командующего ВВС и сказал: «Петр, Вы знаете Дудаева и были его руководителем, ведь он служил в ваших войсках». Он ответил, что да, знает и что Джохар был неплохим командиром, но ничего сверхвыдающегося из себя не представлял. В Афганистане неплохо выполнял задачи, которые ставили перед ним его командиры. После этого разговора я предложил ему выехать в Грозный и забрать в Москву своего бывшего подчиненного Дудаева на любую должность.
Это мое предложение было согласовано с президентом России. Я понимал, что его любым способом надо убрать с Кавказа, поскольку его растущий политический рейтинг может много бед принести и для Чечни, и для России. Под предлогом присвоения Дудаеву очередного звания, его должны были привезти в Москву и направить на службу или в Министерство обороны, или в Военный округ.
Дейнекин вернулся с этих переговоров в Москву в подавленном настроении. Сначала, по его словам, Дудаев загорелся, утверждая, что если сам Хасбулатов просит его приехать в Москву, то какие могут быть разговоры? А через пару часов полностью изменил свое решение, сказав, что не может изменить своему народу.
Оказывается, ларчик просто открывался. Личный адъютант Дудаева, Махмут, во время переговоров в селении Толстой юрт в 1994 году, рассказал мне, как было дело. Джохар о своем согласии поехать в Москву сообщил своей команде, после чего ему позвонили люди из Генерального Штаба России, а так же близкий к главе администрации президента России человек и сказали, что они его не для того направили в Чечню, чтобы он приезжал в Москву, когда надо будет, они его сами заберут. Дудаев весь вытянулся при этом звонке.

- В журнале «Профиль» за 17 января 2000 года, в статье «Полет Шамиля», прямо говорится, что именно Вы из-за того, что хотели видеть во главе Чечни своего ставленника Юсупа Сосланбекова, уговорили вице-президента Руцкого ввести ЧП в Чеченской республике, так ли это на самом деле?

- Надо начать с того, что ЧП, которое подготовил Александр Владимирович в Чечено-Ингушетии, было подготовлено бездарно и я не имел к этой подготовке никакого отношения. А Юсупа Сосламбекова я не знал по той причине, что приехал в Москву в 17 лет из Алма-Аты и в Чеченской республике я бывал наездами.
Что касается моих людей, то я бы хотел, чтобы они были у меня по всей России, - я же отвечал за всю страну, когда возглавлял Верховный Совет России.
Теперь о том, что было с тем ЧП, о котором Вы спрашиваете. Его, видимо, вводить надо было, но предварительно согласовав с союзными структурами. Когда это происходило, я был в Ярославской области и, зная о том, что его готовят, думал, что раз этим занимается Руцкой, значит и согласовывает, с кем надо. Но неожиданно мне в Ярославль звонит Шахрай и говорит: «Руслан Имранович, я Вас прошу срочно прибыть в Москву!».
Я его спрашиваю: «Что случилось, Сергей?» и он мне рассказывает, что Руцкой ввел ЧП в Чечне, Ельцин подписал указ и все срывается! Я отвечаю: «Как же оно срывается, если ввели ЧП?». А он продолжает: «Десантников без оружия доставили в аэропорт под Грозный, а оружие должны подвезти через Владикавказ».
Естественно, Дудаев понимал, что если введут в Чечне режим чрезвычайного положения, то его арестуют и, собрав своих советников, дал им команду разбегаться, а сам скрылся где-то в горах. Когда люди увидели, что за десант высадился в Грозном, то стали его угощать, кто водкой, а кто шашлыком.
Дудаев узнав, что происходит в Грозном, вернулся в город из села, где он прятался и начал наводить порядок. Естественно, что его банда, в то время уже получившая оружие, справлялась с безоружным десантом.

- А какова же была реакция с вашей стороны на происходящее?

- Приехав из Ярославля, даже я, сугубо штатский человек, пришел в ужас от того, как организовано это ЧП. Все говорили мне, что Горбачев, как глава Союза, не дал войска в поддержку десанта. Позвонив Горбачеву, я спросил, почему так произошло? В ответ услышал, что с ним никто не согласовывал введение ЧП в Чечне и отправление туда десантников и почему звоню ему я, а не мой шеф Ельцин, который является исполнительной властью в России. Я сказал, что Борис Николаевич, видимо, подписал приказ и забыл о нем.
Так как всем занимался Руцкой, он и не позвонил Горбачеву, а все силовые структуры тогда еще подчинялись Президенту СССР. Я звоню Баранникову, в то время министру МВД СССР, спрашиваю его, где силы, что должны были быть даны десанту в подкрепление, а он мне говорит, что с ним никто ничего не согласовывал, а от президента СССР он приказа не получал. Как быть? Я его спрашиваю: «А с Руцким Вы все это обсудили и, вообще, Вы встречались с ним?». Он мне отвечает: «В общих чертах разговор был, но этот план ЧП вместе со мной не разрабатывался».
Я приглашаю к себе Руцкого. Он, как всегда, горячится, шумит и приносит приказ, подписанный Ельциным, говоря, что надо его и мне завизировать. Вот так, наспех проведенная бездарная операция, привела к тому, что о генерале Дудаеве заговорил весь мир.

- По какой же причине этот режим мракобесия и воровства так сильно укрепился, что стал рассадником и сборищем всех земных пороков?

- Отвечу откровенно на ваш вопрос. По мере обострения отношений между высшей исполнительной и законодательной властью соратники Ельцина стали рассматривать режим Дудаева, как фактор борьбы с Верховным Советом России.

- Хотелось бы с Вашей помощью понять, только ли борьбой с Верховным Советом сопровождалось укрепление режима Дудаев, или на почве этой борьбы шло обогащение чиновничьего аппарата России и высшей исполнительной власти?

- Было все, и в том числе, и продажа оружия. Все это рассматривалось, как источник для криминальных операций с целью обогащения окружения Ельцина. Но ведь это был и нескрываемый фактор борьбы с Верховным Советом. Дудаев прямо объявил своим главным врагом Хасбулатова и всячески заигрывал с кремлевской верхушкой.

- Мы сейчас с Вами, Руслан Имранович, подошли к очень важному моменту, но прежде, чем разобраться, кто и как из Кремлевской верхушки оказывал помощь Дудаеву, хочу вспомнить Грузино-Абхазский конфликт, послуживший, по мнению многих сотрудников МБ и ФСБ, полигоном, на котором отработали столкновение между Чечней и Россией. Тогда на стороне Абхазии воевал Шамиль Басаев, а Россия была союзником Абхазии. В чем же причина, что Басаев стал врагом России?

- Согласен, в чем-то сотрудники службы безопасности правы. Шамиль Басаев не мог там не воевать, потому что он и многие другие полевые командиры прошли подготовку в российских спецслужбах, и я думаю, что большинство полевых командиров не прекратили своего сотрудничества с ними.
Первая и вторая чеченские войны выгодны были военной верхушке России. Тем генералам и тому сектору армии, что там находились и наживались на ней. Вы сами посмотрите, эти самодельные нефтяные заводы, они на сто процентов контролировались генералами и комендатурами. Ведь Чеченская республика находится под полным контролем армии. Как могут работать самодельные нефтяные заводы сами по себе, без защиты? Вывозимую нефть сопровождали до недавних пор военные колонны, а по ним иногда вертолеты открывали огонь. Русские били по русским. Между ними происходили бои за вывоз её на продажу. Все - от Генерального штаба до солдат, берущих на КПП взятки, были заинтересованы в этой войне. Сколько наши спецслужбы гонялись за Хаттабом и Басаевым, и что? Пока в дело, с разрешения В. Путина не включился Кадыров.
Только благодаря, не побоюсь этого слова, мудрой политике президента России В. Путина, поставившего на преданный ему клан Кадыровых, главы террористов ликвидированы. Причем, - при помощи спецназа, которым командовал Рамзан Кадыров. Будучи в прошлом террористом он, как и его отец - Ахмат Кадыров, знал многие схроны, тайные склады и как, и по каким каналами идет снабжение боевиков, как из за рубежа, так и из Кремля. А сотрудники МВД России, контролировавшие обстановку в Чечне, поймать Басаева и Хаттаба не хотели, а чины генералов получали.
С 1994 года пошел процесс милитаризации общества. Выделялись, якобы на армию огромные средства, оседавшие, как в Генеральном Штабе, так и в Президентской администрации, повышалось их политическое значение, а поймать трех - четырех главарей военные не могли.
Вот Вам еще один пример: вторжение Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан, о нем мне рассказали мои дагестанские друзья, среди которых есть главы районов. Когда в Дагестане в 1999 году завязались бои, то Шамиля никто и пальцем не тронул, а когда его отряды, вытянувшись длинной цепью, шли по горам с машинами, то федеральные вертолеты их прикрывали. А селения Карабахи и Черембахи военные стали бомбить, когда Басаев и Хаттаб ушли из них.

- Выше Вы говорили о предательстве бывших ваших единомышленников. В интервью мне глава Надтеречного района Умар Автурханов говорил, что в Кремле он оказался при содействии главы администрации президента Сергея Филатова и Сергея Шахрая, бездарно проводившего переговоры в Чечне летом 1994 года. Не значило ли это, что они способствовали двум факторам. Во-первых, срыву ваших переговоров и, во-вторых, поднятию политического рейтинга Джохара Дудаева?

- Вы правы. Ко мне домой каждый день приезжали делегации, умоляющие спасти их от войны с Россией, в которую их хочет вовлечь Дудаев. Эти люди просили меня приехать в Чечню. Федеральные власти видели, что Хасбулатов собирает на митинги сотни тысяч человек и эти люди говорили мне: «Руслан, дай нам только возможность и мы этого Дудаева в мешке отдадим или тебе, или, кому скажешь, - хоть федералам, хоть туркам!». А я боялся, что могут быть жертвы и убеждал митингующих не брать власть силой. В это время был создан «Временный оппозиционный совет» во главе с Автурхановым и Хаджиевым. Власть у Дудаева терялась и он готов был сбежать вместе со своим правительством. Многие из его правительства и полевые командиры - в том числе Гелаев, Басаев, Али, у которого было под началом три тысячи человек, стали вести со мной переговоры, предлагая мне своими силами решить проблему ухода Дудаева из власти. Но, при этом, они верили только мне, а кого-то другого из политиков у власти они видеть не хотели. Но я не принял их предложения, объясняя свой отказ отношениями с федеральными властями. Вместо этого я предлагал им отказаться от института президентской власти и объявить в Чеченской республике власть парламента, чтобы народ понял, что власть в республике избрана им. На базе моих предложений у нас и шли переговоры.
В это время «Временный оппозиционный Совет» увидев, что власть Дудаева зашаталась, попытался все решить силовым путем, боясь, что я покорю республику. Даже ряд депутатов из Государственной Думы тоже включились в мою антирекламу, пугая всех тем, что я хочу новой войны с Ельциным, что было абсолютной ложью. Я, наоборот, выдвигал идею о нормализации отношений Чечни и Российской Федерации, говоря о том, что нельзя допускать ввод федеральных войск, хватит конфронтации. Надо было со всеми находить общий язык и под моим влиянием находились казаки из Ставрополя и Дагестана.
Я предупреждал Автурханова, что с ними будут заигрывать, как только почувствуют мою возрастающую силу и что их будут настраивать против меня. В результате мы с «Временным оппозиционным Советом» договорились об общей борьбе с Дудаевым, о совместных действиях. Но, как только они почувствовали близость к ним власти, у них разыгрались аппетиты и они стали выступать против миротворческой группы Хасбулатова. Все знают, к чему привели их действия. Дудаев опять всплыл после показа по ТВ пленных мальчишек из русских танков.
Кавказ, это ведь особая система ценностей и когда там видят, что вторгается какая-то другая сила, то все тут же ощетиниваются. Так и вчерашние мои сторонники и соратники, увидев, что «Временный Совет» пришел на улицы Грозного с русскими танками, взялись за оружие. А это уже никому не могло понравиться. В результате плодами народного возмущения на вторжение военной техники, произошедшее 26 ноября 1994 года, воспользовался Дудаев и опять объявил себя победителем.

- Кто же, по Вашему мнению, был идеологом войны в 1994 году?

- Во-первых, мой бывший первый заместитель Сергей Филатов, и как мне говорили знающие генералы, решающую роль в этом черном деле сыграл Батурин, незаметный бывший работник ЦК КПСС. К сожалению, некоторую негативную роль в этой истории и в расстреле Белого дома сыграл и Черномырдин, а ведь от его позиции зависело очень многое.

- Выше Вы говорили о криминальном бизнесе, на котором процветал режим Дудаева и пополнялись доходы кремлевской верхушки, в ответе на предыдущий вопрос упомянули Виктора Черномырдина. А квоты на нефтяные сделки шли через правительство, которое он возглавлял? Значит ли, что он и его ближайшее окружение могли погреть руки на этой войне и на подпитке режима Дудаева?

- Я занял в отношении дудаевского режима очень жесткую позицию и руководителям ЦБ, Матюхину и Геращенко, прямо сказал: «Смотрите, не вздумайте перечислять в Чечню какие-то средства!» и вдруг узнаю, что в республику перечислено пятьсот миллионов рублей. Я приглашаю к себе Матюхина и он, чуть не расплакавшись, говорит: «А мне вывернул руки Шахрай!», бывший заместитель премьера. Потом при Геращенко перечислили ещё чуть ли не миллиард рублей. Я его к себе на ковер, он тоже со слезами: «А меня Шумейко заставил!». А то еще и Гайдар заставит. Вот как они перечисляли эти деньги в Чечню.
Был еще такой случай. Грозненские нефтеперерабатывающие заводы перерабатывали почти по двадцать миллионов тон нефти, в то же время как собственная ее добыча упала до пяти, шести миллионов. Но все заводы работают! Я всерьез начал интересоваться этим фактом и дал задание Исаеву Борису Михайловичу, который после снятия его с должности заместителя председателя Верховного Совета стал начальником организационного совета, чтобы он, как бывший председатель Госплана Татарии, хорошо знавший плановую систему, разобрался, откуда же в Грозный на его перерабатывающие заводы доставляется нефть?
Через неделю он принес аналитическую справку, что эта нефть из Сибири. Я говорю ему, что у нас есть решение Верховного Совета России о прекращении подачи сырой нефти на грозненские предприятия, потому что мы не знаем, куда она уходит после поступления в Чечню. После этого я вызвал всех министров и их заместителей и сказал им, что если они в течение одного месяца не прекратят подачу нефти в Чечню, то могут оказаться в тюрьме. Они, конечно, испугались и после этого, а это был июль 1993 года - одно из последних заседаний Верховного Совета России, - подача нефти, в том числе и сибирской, на нефтеперерабатывающие заводы Грозного прекратилась. Это, по понятным причинам, не могло не вызвать у заинтересованных кругов ярость и ненависть, у тех, кого я вам назвал выше и у огромного слоя чиновников в самой Чечне, кто питался от этого пирога. Плюс, туда еще шел огромный поток незаконных оружейных поставок.

- Руслан Имранович, Вы, надеюсь, помните документальный фильм «Титаник заговорил», где Салман Радуев, бывший заключенный Лефортовской тюрьмы, сказал, что оружие безвозмездно было передано Россией Дудаеву для создания чеченской армии. Так ли это? Могли ли Шапошников с Грачевым упустить такой кусище?

- Я Вам так отвечу: тогда Шапошников был министром обороны и я приказал ему срочно вывезти все оружие, что сосредоточенно в Чечне. Потом, когда заменивший его на этом посту Грачев пришел мне представиться после его утверждении на Верховном Совете, я и ему сказал: « Павел Сергеевич, первое Вам задание от меня - немедленно вывезти оружие!». Он клятвенно заверил, что все исполнит, знает, что я требовал это от Шапошникова, не выполнившего мой приказ: «Но я сделаю, не сомневайтесь!». Через неделю приходит и говорит: « Товарищ Председатель Верховного Совета, Ваш приказ выполнен: все оружие вывезено, в том числе и танки, и артиллерия со стрелковым оружием».
А через три дня я по своим каналам узнаю, что ничего он не вывез! После этого у меня с ним был крайне строгий разговор. Об этом случае я рассказал Ельцину, сказав, что человек, который так нагло лжет Председателю Верховного Совета, не может быть министром обороны. Ельцин обещал с ним разобраться, добавив к слову, что за ним это водится.
Так что, говорю Вам - оружие они продавали и деньги от его продажи и продажи нефти шли, я думаю, на сотни миллионов.
Ко всему прочему, как вы помните, демократическая печать того времени с восторгом освещала визиты Дудаева то в Лондон, то в США и так далее. Я вызываю министра иностранных дел Андрея Козырева и спрашиваю его: «Как же так? Кто дает визы Дудаеву, почему Вы не выполняете свой долг?!». Вызываю командующего ВВС Дейнекина, причем много раз спрашивал его: «Почему, Вы не посадите самолет Дудаева в Московском аэропорту, ведь закрыть воздушный коридор для Вас ничего не стоит. Посадите его здесь и доставьте его ко мне, в наручниках или без! Я отвечаю за свои слова и вам такое право даю,- почему Вы бездействуете? Мы государство или что? Почему он по всему миру летает?».Вот они, - соратники президента России! Мне клялись, что все сделают, а сами бездействовали.

- А почему же они бездействовали, как Вы думаете?

- Есть два причины их бездействия: первая - политическая воля соратников Ельцина, которые говорили: «пусть Дудаев делает все, что захочет» и вторая, определявшая их поведение, - это личные финансовые интересы. Скорее всего и та, и другая вместе.
Мы знаем, что криминал и в СССР, и на территории России, всегда был и будет интернационален. После распада СССР наркотики пошли в Россию транзитом через Чеченскую республику. Когда, по-Вашему, хлынул этот поток?
С начала 1991 года в Грозном наркотиков не было. Еще в 1964 году, после моей учебы на юрфаке, я поехал в Грозный для прохождения практики стажером-следователем в прокуратуру. Только в одном из грозненских районов, в Московском переулке, где жили, в основном, евреи таты, которые сбывали этот смертельный товар. Думаю, что в 1991 году о наркоторговле еще никто не думал - все, кто мог, обогащался вместе с московской верхушкой за счет торговли оружием и нефтью.
По мере того, как поток оружия иссякал и были открыты все тропы и дороги в Дагестан и Азербайджан, где-то с 1992 года стал использоваться для обогащения транзит и этого смертоносного зелья. Через Дагестан из Средней Азии в Чечню и в Россию пошли наркотики. Что же касается взаимопомощи, то Гамсахурдия был лучшим другом Дудаева, а во главе колонны путчистов Гусейнова, которые в 1994 году хотели свергнуть Алиева, шли чеченские боевики.

- Как бы Вы могли охарактеризовать то окружение, что было и у Дудаева, и у Масхадова?

- Жуткие воры. У этих людей были одни деньги на уме, никаких идей совершенно!
Правда, что ныне покойным Масхадовым крутило его ближайшее окружение и, если да, то, кто у него был серым кардиналом?
Что касается Масхадова, то им было крутить легче, чем Дудаевым, он еще и глупым человеком был, а в его окружении все были кардиналами, в том числе, и Яндарбиев, и Шамиль Басаев.
И все они распродавали республику налево и направо, грабя свой же народ.

- Как, по Вашему мнению, нашел свою смерть главный похититель людей Бараев, его убрали спецслужбы России?

- Я могу сказать, что Арби Бараева устранили сами чеченцы и этот факт подтверждает, что если Путин будет доверять таким пророссийско настроенным чеченцам как Кадыров, и президенту Чечни Алу Алханову, то в Чечне и экономические, и политические дела пойдут на лад.
А вот отдельные чины из МВД России хотели спасти Арби Бараева или Вы полагаете, что они не могли устранить Масхадова, Басаева и Хаттаба во время первой и в начале второй чеченской войны?
Повторюсь еще раз: коррумпированной верхушке Министерства обороны и МВД они были необходимы для пополнения своих карманов и для контроля вывоза нефти из Чечни разными, приближенными к этим военным чинам нефтяными компаниями, с которых эти вояки и МВД-шники брали большие взятки за провоз нефти из Чечни.
Самого Бараева устранили по закону гор его же кровники. Таких обиженных, этим и другими террористами чеченцев, я, на месте президента Чечни и России, брал бы на работу в МВД Чечни. Платил бы им хорошие деньги за их опасный труд, что сейчас и делает Рамзан Кадыров и Алу Алханов, но более внимательно проверял всех бывших боевиков, что сдаются в плен и не всех бы их принимал на работу.
Тогда народ Чечни сам убедится, что власть президента России несет в себе добро и доверие к чеченскому народу. Что, в свою очередь, ударило бы по ваххабитской пропаганде, которая утверждает, что президент и его окружение не верит народам Кавказа!
И еще, я думаю, - если бы теперешний президент Чеченской республики Алу Алханов мог бы, в его бытность министром МВД Чечни, подчиняться напрямую президенту России, а не разным чиновникам из его администрации и МВД России, которые и сейчас могут быть подвержены коррупции, тогда и борьба с террористами и воровством бюджетных средств, выделяемых на восстановление Чечни, шла бы быстрее и более эффективно.

Беседу вел И. Тарасов

Иветт Мимо
Зосима
swinopes
Иветт Мимо (англ. Yvette Mimieux, род. 8 января 1942) — американская актриса, трижды номинант на премию «Золотой глобус».



Мимо родилась и выросла в Лос-Анджелесе в семье француза и мексиканки.



Прежде чем в 1959 году подписать контракт с Metro-Goldwyn-Mayer, Мимо участвовала в нескольких конкурсах красоты.



Её дебют состоялся в фильме «Платиновая средняя школа», за роль в котором она номинировалась на премию «Золотой глобус».



Затем она снялась в фильмах «Машина времени» (1960), «Там, где ребята» (1960), «Четыре всадника Апокалипсиса» (1962), «Свет на площади» (1962), «Чудесный мир братьев Гримм» (1962), «Алмазная коронка бура» (1963), «Игрушки на чердаке» (1963), «Радость поутру» (1965), «Награда» (1965), «Темнота солнца» (1968), «Угонщик самолётов» (1972) и «Чёрная дыра» (1979).



На телевидении Мимо снялась в недолго просуществовавшем сериале ABC «Наиболее смертельные игры» (1970-71), который принес ей номинацию на «Золотой глобус».



В ходе 1970-х и 1980-х она также снялась в серии сделанных для телевидения фильмов.



В 1985 году она снялась в провальной прайм-тайм мыльной опере NBC «Берренджеры».

[reposted post]История спецназа ГРУ
gerda_dog93
reposted by swinopes

Все фото, материалы на сайте размещены с разрешения сотрудников музея
памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.





    



                                                                                               Сергей Козлов

     Спецназ Вооруженных сил России создавался и действует под руководством Главного разведывательного управления ГШ, поэтому его еще называют спецназом ГРУ. Именно так он более известен широкой общественности. Спецназ ВС РФ состоит из спецназа армии и спецназа флота. Каждая из этих составляющих создавалась независимо друг от друга, имеет свою историю развития и свои задачи. Сегодня наш рассказ - об армейском спецназе.

sily_specialnyh_operacii

ЦЕЛЬ СОЗДАНИЯ И ЗАДАЧИ

ОСНОВНОЙ причиной, послужившей толчком для создания в СССР первых подразделений специального назначения, явилось появление на вооружении армий стран НАТО мобильных средств ядерного нападения. Спецназ являлся основным и наиболее эффективным средством борьбы с ними.

  В задачи спецназа входило ведение разведки и уничтожение при необходимости мобильных средств ядерного нападения вероятного противника, ведение разведки сосредоточения войск противника в его глубоком тылу, проведение диверсий, а также организация партизанского движения в тылу противника. На начальном этапе задачей спецназа также являлось уничтожение видных военных и политических деятелей, однако впоследствии эта задача была снята.

  Становление и развитие армейского спецназа ВС СССР, а затем и России можно разделить на несколько этапов. Первый этап (1950-1960) — создание отдельных рот, отдельных батальонов; второй этап (1961-1979) — создание бригад и учебных заведений; третий этап (1979-1989) — Афганистан; четвертый этап (1989-1994) — развал СССР; пятый этап (1994-1998) — первая чеченская кампания; шестой этап (1998 г. — н/время) — Дагестан, вторая чеченская кампания.



126117896

СОЗДАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ РОТ И БАТАЛЬОНОВ

ПОСЛЕ окончания Второй мировой войны, несмотря на расформирование
разведывательно-диверсионных подразделений, опыт их действий был тщательно изучен и обобщен. Он и лег в основу создания первых подразделений специального назначения в нашей стране.

  В 1950 году в целях подготовки кадров для действий в тылу противника в военное время начальник Главного разведывательного управления и начальник Генерального штаба вышли с ходатайством к военному министру о создании подразделений специального назначения в структуре Вооруженных сил СССР. Вскоре при общевойсковых и механизированных армиях, а также при некоторых военных округах (не имеющих армейских объединений) под руководством Главного разведывательного управления Генерального штаба было создано 46 отдельных рот специального
назначения по 120 человек в каждой.

  Разведчики готовились к действиям в составе разведывательно-диверсионных групп численностью 8-10 человек. Каждая рота состояла из двух линейных взводов, взвода радиосвязи и учебного взвода. В такой организационно-штатной структуре роты просуществовали до 1957 года.

  Общая численность армейского спецназа составляла чуть более пяти с половиной тысяч человек. Люди были набраны из военной разведки, многие из них, особенно командиры, прошли не одну войну. При разработке руководящих документов широко использовался богатый опыт разведывательно-диверсионной деятельности советских партизан, а также опыт разведчиков-диверсантов, действовавших в интересах штабов фронтов и Генерального штаба.

  Автором первой "Инструкции по боевому применению частей и подразделений специального назначения" стал Павел Агафонович Голицин — бывший начальник разведки партизанской бригады "Чекист", действовавшей в Белоруссии.

  В 1953 году, когда началось сокращение Вооруженных сил, были расформированы тридцать пять рот специального назначения.

  Спустя четыре года, 11 января 1957 года, генерал-майор Шерстнев направил служебную записку начальнику Генерального штаба. Ссылаясь на то, что роты не имеют возможности обеспечить разностороннюю боевую подготовку, предложил вместо одиннадцати рот создать три отряда или Центра специального назначения и одну авиаэскадрилью окружного подчинения. Численный состав предлагаемой структуры отряда составлял четыреста человек.


640.333_2


Директивой главкома Сухопутных войск от 29 августа 1957 года были сформированы не три, а пять отдельных батальонов специального назначения.

  26-й батальон входил в состав ГСВГ (Группы советских войск в Германии), 27-й — в Северную группу войск, 36-й — в Прикарпатский, 43-й — в Закавказский, а 61-й — в Туркестанский военные округа.

  В то же время было сохранено четыре отдельных роты спецназначения — 75 орСН (Прибалтийский военный округ) и 78орСН (Одесский военный округ), а также роты Уральского и Забайкальского военных округов — которые были переведены на новую организационно-штатную структуру.

  Формировали батальоны на базе расформированных рот. Отбирались лучшие призывники, физически здоровые, годные к службе в воздушно-десантных войсках и имеющие среднее образование. Срок службы устанавливался 3 года.

  Директивой начальника Генерального штаба от 9 августа 1957 года было приказано к 15 января 1958 года сформировать в системе ГРУ второе воздушно-десантное училище в Тамбове.

  Однако партийное руководство обвинило маршала Жукова в антисоветском заговоре. Он был отстранен от руководства Вооруженными силами. По этой причине Тамбовское училище для офицеров спецназа так и не было создано.



specnaz-gru-v-chechnie-5


ОТДЕЛЬНЫЕ БРИГАДЫ И УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ СПЕЦНАЗА

20 АВГУСТА 1961 года ЦК КПСС издал постановление "О подготовке кадров и разработке спецтехники для организации и оснащения партизанских отрядов". В соответствии с ним 5 февраля 1962 года Генштаб издал директиву, которая обязывала командующих войсками военных округов для развертывания партизанского движения в военное время отобрать 1700 военнослужащих запаса, свести их в бригаду и провести с ними в течение месяца сборы. По окончании сборов им присваивались специальные военно-учетные специальности, их запрещалось бронировать народным хозяйством.

  В марте этого же года Генеральный штаб разработал проекты штатов бригад специального назначения на мирное и военное время. К концу 1962 года в Белорусском, Дальневосточном, Закавказском, Киевском, Ленинградском, Московском, Одесском, Прибалтийском, Прикарпатском и Туркестанском военных округах были сформированы бригады специального назначения. В составе бригад часть подразделений были развернуты по штату мирного времени.

  В 1963 году на территории Белорусского, Прибалтийского и Ленинградского военных округов прошли первые крупномасштабные учения. Одним из организаторов этих учений, позволивших реально отработать многие вопросы, касающиеся боевого применения спецназа, был Иван Николаевич Щелоков. Его работа была высоко оценена руководством ГРУ и лично прибывшим на учения заместителем начальника
ГРУ генерал-полковником Х-У.Д. Мамсуровым.

  С 1970 года в программу боевой подготовки войск включили языковую подготовку. Разведчики срочной службы стали изучать язык вероятного противника на своем театре военных действий.

  В августе 1977 года в Военной академии им. М.В.Фрунзе в составе
разведывательного факультета были созданы учебные группы по подготовке офицеров спецназа.

  С МОМЕНТА формирования спецназа младших командиров готовили непосредственно в частях СпН. В каждой роте первый взвод был учебным и готовил сержантов для всей роты. Эта же система сохранилась и в батальонах, которые сформировали в 1957 году.

  Однако с созданием бригад, увеличением военно-учетных специальностей, необходимых для соединений специального назначения, возникла потребность в создании учебного подразделения, которое бы готовило специалистов для всего спецназа. В 1970 году была сформирована учебная рота, на базе которой впоследствии развернули учебный батальон, а затем и учебный полк, который располагался в г. Печоры Псковской области. Здесь готовили командиров отделений, специалистов минно-подрывного дела, радистов.

  В 1985 году, когда стало ясно, что перед отправкой в Афганистан солдат должен пройти специальную подготовку, в Чирчике был создан учебный полк.

  В печорском учебном полку находилась также школа прапорщиков. Подготовка велась по специальной программе. В 1999 году печорский учебный полк был расформирован. Спецназ вернулся к подготовке сержантов и специалистов непосредственно в частях.


35936


Поступление в 1960-х годах на вооружение спецназа новых и более совершенных видов стрелкового оружия, новых технических средств потребовало от офицеров, прибывающих в войска, более глубоких знаний. Поэтому специальной директивой при Военно-дипломатической академии были созданы годичные курсы, которые функционировали с 1 января 1962 до сентября 1963 года. Курсы сделали два выпуска офицеров для частей специального назначения и разведорганов штабов военных округов, в общей сложности около 120 человек

  А к 1968 году вновь появилась идея создать учебное заведение, которое бы готовило профессиональных разведчиков специального назначения. Самым удобным местом для этого было Рязанское воздушно-десантное училище. Формирование роты поручили полковнику Ивану Николаевичу Щелокову, одному из офицеров спецназовского направления в ГРУ. Так появилась 9-я рота курсантов.

  Программа обучения курсантов в корне отличалась от программы десантников. В программу входило изучение иностранных языков. В 1980 году на первый курс набрали два взвода. В состав одного из них входило отделение, изучавшее фарси. Но персидские отделения, набранные в последующие годы, изучали дари, поскольку это был язык, наиболее распространенный в Афганистане.

  В 1981 году 9-я рота произвела свой последний выпуск. В том же году на базе взводов 9-й роты были сформированы 13-я и 14-я роты, которые в начале 1982 года были сведены в батальон. Он находился в составе училища до 1994 года.

  Помимо Рязани офицеров для спецназа поставлял разведывательный факультет Киевского ВОКУ. Однако там готовили войсковых разведчиков, поэтому киевлянам приходилось постигать азы спецназовской науки уже в войсках. С развалом Союза сухопутные войска России остались без училища, которое бы готовило разведчиков. Поэтому в 1994 году на базе расформированного Новосибирского политического училища создается общевойсковое. Из Рязани сюда перевели спецназовский батальон.
В училище был создан также факультет, на котором готовили офицеров для войсковой разведки.



1332277645_chechnya-0024


АФГАНСКАЯ ЭПОПЕЯ

ИСТОРИЮ применения спецназа в Афганистане можно условно разбить на три основных периода: формирование и ввод первых подразделений (1979-1983); активное применение спецназа, наращивание сил спецразведки (1984-1988); снижение активности и подготовка к выводу войск (1988-1989).

  Началом первого периода можно считать 2 мая 1979 года, когда начальник ГРУ ГШ генерал армии Ивашутин поставил полковнику В.Колеснику задачу сформировать 154-й отдельный отряд специального назначения (ооСпН). В его штат входила боевая техника, а общая численность солдат и офицеров составляла пятьсот двадцать человек. Ни такого вооружения, ни такого штата в спецназе до этого не было. Также в отряд входили отдельные взводы: связи, ЗСУ "Шилка", автомобильный и материального обеспечения.

  Но главная особенность отряда заключалась в принципе комплектования. Его комплектовали узбеками, туркменами и таджиками. Бойцы были только двух призывов, прослуживших год и полгода. Особые требования предъявлялись к физической подготовке кандидатов. Поскольку эксплуатация боевой техники предполагает специальные знания, людей отбирали в мотострелковых и танковых частях соединений. Через полтора месяца отряд был сформирован. В каждой роте был переводчик, курсант Военного института иностранных языков, направленный для стажировки. Но при таком национальном составе отряда практически не было проблем с языковой подготовкой, поскольку все таджики, примерно половина
узбеков и часть туркмен владела фарси — одним из основных языков Афганистана. Не удалось найти только офицера-зенитчика требуемой национальности. Из положения вышли, подобрав темноволосого капитана Паутова, который терялся в общей массе, когда молчал. Батальон возглавил майор Х. Халбаев, исполнявший до этого в пятнадцатой бригаде должность заместителя командира одного из отрядов спецназа по воздушно-десантной подготовке.

  На весь личный состав батальона в Москве пошили униформу афганской армии, а также подготовили легализационные документы установленного образца на афганском языке. С именами мудрить не пришлось — каждый пользовался своим. Это не должно было бросаться в глаза, поскольку в Афганистане, особенно в северных районах, много и таджиков, и узбеков, да и туркмены тоже не редкость.

  В ноябре 1979 года отряд был переброшен самолетами в Баграм. Эта операция заняла не более суток.

  13 декабря отряду была поставлена задача — своим ходом прибыть в Кабул якобы для усиления охраны дворца Тадж-Бек. То, что 27 декабря отряд совместно со спецназом КГБ захватил этот дворец, знают все.

  2 января 1980 года личный состав отряда был переброшен самолетом в Ташкент. В том же году часть доукомплектовали офицерами, личным составом и боевой техникой и вновь ввели в Афганистан.



look.com.ua-5358



В декабре 1979 года в Чирчике на базе 15-й обрСпН была сформирована 459-я отдельная рота специального назначения. Эта рота до весны 1984 года одна вела боевые действия, используя тактику спецназа — засады и налеты, а также вела разведку в интересах командования 40-й армии. Первым командиром роты стал капитан А. Латыпов.

  29 февраля 1980 года на базе 12-й бригады в г. Лагодехи (ЗакВО) был сформирован 173-й отряд. Его комплектовали преимущественно мусульманами Кавказа и Закавказья. Первый командир части — майор Я.Шарипов.

  С января 1980 года по октябрь 1981 года на базе 22-й бригады, расквартированной в г. Капчагае (САВО), был сформирован 177-й ооСпН. Первый командир отряда майор Б.Керимбаев. Отряд введен в Афганистан в октябре 1981 года. До 1984 года военнослужащие отряда охраняли вход в ущелье Панджшер в районе н.п. Руха.

 В 1984 году началось более активное применение спецназа в Афганистане.

  В 1984 году 154-й ооСпН был переведен в г. Джелалабад. С этого момента он приступил к выполнению специальных задач в зоне своей ответственности. Однако на первых порах, пытаясь применять тактику засад, отряд успеха не имел. Впоследствии отряд выработал тактику, максимально эффективную в местных условиях, — налет. Руководство части довольно успешно сотрудничало с органами контрразведки ДРА (ХАД). Результативность налетов, проводимых по информации ХАД, была довольно высокой. В 1985 году отряд за успехи в боевой деятельности
награжден вымпелом министра обороны СССР.

  В тот же период 177-й отряд переведен в Газни и приступил к выполнению
специальных задач в зоне своей ответственности. Местность здесь была
высокогорной. Это налагало определенный отпечаток на тактику. Для работы на большом удалении от ППД группы и отряды доставлялись на вертолетах. Отряд применял как тактику налетов на отдельные склады, так и тактику захватов базовых районов. Также широко использовались поисково-засадные действия. Отряд выведен в Союз в 1989 году.

  173-й ооСпН пересек афганскую границу 10 февраля 1984 года. Перед вводом его доукомплектовали офицерами 12-й бригады СпН.

  Весной 1985 года организационно вошел в состав 22-й обрСпН. С самого начала боевой деятельности и до его вывода в Союз отряд по результативности занимал ведущие места в 40-й армии. В то же время потери, по сравнению с другими частями спецназа, оказались невелики. Основной тактикой были засадные действия. В то же время в 1986 году отряд провел ряд эффективных захватов укрепленных базовых районов моджахедов.

  В августе 1988 года 173-й ооСпН вышел последним из зоны "Юг",
прикрывая части 40-й армии, выходившие в Союз через Кушку. Остался в составе 22-й обрСпН.

  То, что ставка на спецназ была сделана верно, подтвердили результаты боевой деятельности, среди которых явно выделялся 173-й (кандагарский) отряд.

  В связи с этим осенью 1984 года в Баграм прибыл четвертый отряд, сформированный в кировоградской бригаде. 668-й ооСпН был первым, при формировании которого не требовались мусульмане. Командиром отряда был назначен майор Юдин. Отряд был введен в ДРА в конце сентября 1984 года. Боевую деятельность начал в Баграме. Результативность работы групп была очень высокой. Особенно удавалось минирование караванных маршрутов.



spetcnaz_2



Весной 1985 года в Афганистан вошли еще три отряда спецназа.

  334-й ооСпН был сформирован на базе 5-й обрСпН в населенном пункте Марьина Горка (БССР). Первым командиром отряда стал майор Терентьев. Местом дислокации стал г. Асадабад. В силу того, что провинция Кунар отличалась высокогорьем и тем, что практически все караванные маршруты проходили по своеобразной цепи укрепленных районов моджахедов, отряд использовал присущую только ему тактику.
Под руководством капитана Быкова, возглавившего отряд в 1985 году, удалось выработать тактику штурмовых действий и внезапных налетов на укрепленные районы и отдельные их элементы. Из-за того, что это было весьма рискованно, потери в этом отряде были наиболее высокие. Его расположение систематически подвергалось обстрелу как из минометов, так и реактивных систем. Отряд был выведен в Союз в 1988 году и вновь вошел в состав 5-й обрСпН.

  370-й ооСпН был сформирован в декабре 1984 года на базе 16-й обрСпН в н.п. Чучково (МВО). Для его комплектования механиками-водителями и
наводчиками-операторами привлекался личный состав Таманской мотострелковой дивизии. Первым командиром стал майор Крот. Отряд вошел в ДРА в ночь с 15 на 16 марта 1985 года и своим ходом прибыл в н.п. Лашкоргах. В тот же период он вошел в состав 22-й обрСпН, штаб которой располагался также в н.п.Лошкоргах. Зоной ответственности его были пустыни Регистан и Дашти Марго. Сложность района заключалась в том, что в пустыне не было каких-то конкретных караванных маршрутов, а лишь направления, по которым и двигались караваны. Засадные действия в данной местности были малоэффективны. Только в середине 1986 года
удалось внедрить новую тактику. Были организованы аэродромы подскока вблизи перевала Мазари на пакистанской границе. Результативность резко повысилась. Отряд вышел в Союз в августе 1988 года и вернулся в состав 16-й обрСпН.

  186-й ооСпН начал формироваться в феврале 1985 года на базе 8-й обрСпН в г. Изяславль (ПрикВО). Для комплектования привлекались солдаты и офицеры не только этой бригады. Прибыли люди из состава 10-й обрСпН, дислоцированной в Крыму. Также для комплектования подразделений и штаба отряда были привлечены офицеры и личный состав 2-й обр СпН (г. Псков), 3-й обрСпН (г. Вильянди).

  31 марта 1985 года 186-й ооСпН был передан в состав 40-й армии и организационно вошел в состав 22-й обрСпН.

  Первым командиром отряда стал майор Федоров. В ночь на 7 апреля 1985 года вошли в Афган. 16 апреля своим ходом через Пули-Хумри, Саланг, Кабул и Газни батальон прибыл в окрестности н.п. Шарджой.

  На новом месте дислокации приступили к выполнению боевых задач. Через зону ответственности проходили оживленные караванные маршруты, по которым доставлялись оружие и боеприпасы из Пакистана в южные провинции Афганистана.

  По результативности отряд соперничал со 173-м ооСпН. Именно разведчики 186-го отряда захватили первые образцы американского ПЗРК "Стингер". 22 июня 1988 года отряд был выведен из состава 40-й армии, прибыл в Союз и вошел в состав 8-й отдельной бригады специального назначения Прикарпатского военного округа.



0_4ee04_a4a9ca73_XL



На территории Афганистана действовали штабы 15-й обрСпН (Джелалабад) и 22-й бригады (Лашкоргах). Уже в конце 1985 года, непосредственно в Афганистане, сформировали 411-й ооСпН, вошедший в состав 22-й бригады. Он разместился в Фарахруде.

  Особенностью его комплектования являлось то, что практически все офицеры и личный состав не менее полугода прослужили в Афганистане.

  Командиром назначили А. Фомина. На все должности командиров рот, групп, отделений прибыли люди из действующих в то время в Афганистане отрядов 22-й бригады спецназа. На остальные назначили офицеров, прапорщиков и солдат из частей 5-й мотострелковой дивизии.

  Отряд перекрывал караванные маршруты, идущие из Ирана. Ежедневно на вертолетах совершались облеты местности для обнаружения и уничтожения "духов", а также разведки. Собранные сведения позволяли эффективней использовать группы в пешем порядке и на броне. Налеты были редкостью.

  В связи с политикой национального примирения, проводимой правительством Афганистана с 1988 года, интенсивность действий спецназа снизилась.

  22-я обрСпН была выведена из Афганистана в августе 1988 года. Последние подразделения 15-й бригады вышли из Афганистана 15 февраля 1989 года, находясь в арьергарде колонны сороковой армии.

  Несмотря на то, что спецназ в Афганистане выполнял не свойственные ему задачи, он оказался, наверное, единственной силой, которая могла эффективно бороться с повстанцами. Это признали все, и военное руководство страны, и сами моджахеды. Также следует сказать, что в период афганской войны спецназ обеспечивался всем необходимым в большей степени, чем когда-либо за всю его историю. Отрядам были
приданы как боевые, так и транспортные вертолеты, работавшие только в их интересах. В наиболее активный период афганской войны спецназ находился под личным патронажем генерал-лейтенанта Гусева, ставшего впоследствии заместителем начальника ГРУ.

  Кроме того, следует отметить, что афганский период сыграл заметную роль в развитии вооружения и оснащения спецназа, а также способствовал увеличению его численности.

  Так, в 1984 году на базе 791-й роты в СибВО была сформирована бригада
специального назначения, а в конце 1986 года были развернуты 5-я и 10-я бригады спецназначения. В тот же период было принято решение о развертывании в составе армейских объединений отдельных рот специального назначения.




66548221_25

НА ПЕРЕЛОМЕ

ИМЕННО этот период — 1989-1994 гг. — можно считать одним из наиболее сложных. Ибо даже афганская война, продлившаяся девять лет, не нанесла такого урона частям и соединениям специального назначения.

  После Афгана 15-я обрСпН была выведена к месту ее прежней дислокации в г.Чирчик. 154-й отряд остался в ее составе. 177-й отряд был передан в бригаду ЛенВО, четвертый и пятый соответственно вернулись в Кировоград и Марьину Горку.

  22-я обрСпН была выведена в Азербайджан. В ее составе остались третий и восьмой отряды. Шестой вернулся в Чучково (МВО), а седьмой — в Изяславль. 459-я рота специального назначения 15 августа 1988 года была выведена в г.Самарканд.

  Конец восьмидесятых — начало девяностых годов было ознаменовано массовыми общественными беспорядками, а также вооруженными выступлениями боевиков всевозможных сепаратистских группировок. 173-й отряд принимал активное участие в наведении порядка в Баку, в Республике Северная Осетия во время осетино-ингушского конфликта, а также в Нагорном Карабахе. В 1992 году 22-я обрСпН была переведена
в Северо-Кавказский военный округ.

  В 1992 году два отряда бригады Московского военного округа были направлены в Таджикистан для оказания помощи в поддержании конституционного порядка.

  В 1988-1989 годах три отряда 12-й бригады специального назначения Закавказского военного округа принимали участие в наведении конституционного порядка в Закатальском районе Азербайджана и в Тбилиси. В 1991 году — в Нагорном Карабахе и Северной Осетии. В связи с осложнившейся обстановкой на территории Закавказья командование частями и соединениями СпН приняло решение о выводе бригады и передаче ее Уральскому военному округу.

  В 1991 году из Германии была выведена бригада СпН и передана Приволжскому ВО.

  4-я обрСпН, сформированная в Риге в 1962 году и до осени 1992 года находившаяся в г. Вильянди (Эстония), 1 октября была расформирована.

  Был выведен из г. Печоры и позднее расформирован учебный полк специального назначения, готовивший сержантов и специалистов для войск, а также школа прапорщиков, находившаяся на его территории.

  В результате дележа Вооруженных сил СССР Украине была предана 10-я обрСпН, размещавшаяся в Крыму. В результате реорганизации бригада была преобразована в 1-й парашютно-десантный полк ВС Украины.

  В настоящее время расформированы 9-я бригада Киевского военного округа, располагавшаяся в Кировограде, и 8-я бригада Прикарпатского военного округа, дислоцировавшаяся в Изяславле.

  Вооруженным силам Белоруссии отошла 5-я бригада специального назначения.

  Вооруженным силам Узбекистана — 15-я бригада специального назначения, 459-я орСпН, а также учебный полк специального назначения, готовивший во время афганской войны личный состав для воюющих подразделений.




noid-Изображение_171

ПЕРВАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ

В ЧЕЧЕНСКОМ конфликте 1994-1996 годов российский спецназ принимал самое активное участие. Сводные и отдельные отряды действовали от бригад Московского, Сибирского, Северо-Кавказского, Уральского, Забайкальского и Дальневосточного военных округов.

  К весне 1995 года отряды из Чечни были выведены, за исключением отдельного отряда специального назначения Северо-Кавказского военного округа, который воевал до окончания боевых действий и вернулся в пункт постоянной дислокации осенью 1996 года.

  К сожалению, подразделения специального назначения, особенно на начальном этапе боевых действий, применялись как подразделения разведки частей и соединений Сухопутных войск. Это было следствием низкого уровня подготовки личного состава штатных разведывательных подразделений этих частей. По той же причине, особенно в ходе штурма Грозного, бойцы спецназа включались в состав штурмовых групп. Это
вело к неоправданным потерям. 1995 год можно считать наиболее трагическим для всей истории спецназа как СССР, так и России.

  Так, в начале января 1995 года в плен попала группа отряда специального назначения 22-й оБрСпН. В результате трагической случайности в Грозном произошел взрыв здания, где располагался отряд специального назначения бригады Московского военного округа.

  Тем не менее в последующем спецназ стал действовать, используя присущую ему тактику. Наиболее распространенным тактическим приемом были засадные действия. Нередко группы специального назначения работали, имея разведывательную информацию органов военной контрразведки, ФСБ и МВД. Из засад уничтожались полевые командиры, двигавшиеся ночью на автомобилях высокой проходимости с небольшой охраной.

  В мае 1995 года отряды спецназа бригады Северо-Кавказского военного округа принимали участие в операции по освобождению заложников в Буденновске. Они не штурмовали больницу, но контролировали окрестности города, а в последующем сопровождали колонну с боевиками и заложниками.

  В январе 1996 года один из отрядов бригады принимал участие в операции по освобождению заложников в селе Первомайское. На начальном этапе операции группа из сорока семи человек предприняла отвлекающий маневр для того, чтобы оттянуть на себя основные силы боевиков. На завершающем этапе отряд нанес ощутимые потери прорывавшейся группировке Радуева, несмотря на многократное численное превосходство боевиков. За этот бой пятерым офицерам спецназа присвоено звание Героя России, одному из них посмертно.

  Этот период также характерен тем, что 173-й отдельный отряд, действовавший в Чечне, был снова укомплектован боевой техникой, что позволило повысить огневую мощь и мобильность спецназовцев, обеспечивающих деятельность разведгрупп.

  Началось комплектование воюющих подразделений специального назначения военнослужащими контрактной службы. Образовательный уровень разведчиков в ту пору был довольно высок. Людей с высшим и средне-техническим образованием привлекали высокие и регулярные денежные выплаты.

  Уроки первой чеченской не прошли даром. Уровень боевой подготовки частей и соединений стал значительно выше. Было возобновлено проведение соревнований на первенство групп специального назначения Вооруженных сил. Начали налаживаться контакты со спецназом других стран мира.


740_138648


ДАГЕСТАН И ВТОРАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ КАМПАНИЯ

ЕЩЕ в 1996 году, после подписания хасавюртовского соглашения, было ясно, что на этом конфликт на Северном Кавказе не исчерпан. В то же время существовала реальная опасность распространения идей сепаратизма и в других регионах России, прежде всего в Дагестане.

  К концу 1997 года Генеральному штабу стало очевидно, что именно Дагестан станет первой республикой, которую ваххабиты попытаются отторгнуть от России для создания независимого исламского государства на Северном Кавказе.

  В связи с этим в начале 1998 года из состава 22-й обрСпН в Каспийск убыл 411-й отдельный отряд специального назначения. Спустя несколько месяцев его сменил 173-й ооСпН. Они меняли друг друга вплоть до августа 1999 года. Отряды вели разведку местности в районах, граничащих с Чечней, изучали систему охраны и оповещения административной границы с чеченской стороны. Также отслеживали пути движения и реализации "левых" нефтепродуктов, поступавших в большом количестве из Чечни. Совместно с МВД и ФСБ выявляли каналы торговли оружием.

  С началом боевых действий спецназ обеспечивал войска разведданными, вскрывая оборонительные сооружения и позиции боевиков. В первую очередь эти задачи решал 8-й ооСпН*, а также рота 3-го ооСпН*.

  В последующем группировка спецназа была усилена сводными и отдельными отрядами, прибывшими практически из всех военных округов. Руководил их действиями командир 22-й обрСпН.

  По завершении разгрома очагов сопротивления в Дагестане войска вошли в Чечню. Отряды спецназа были в составе войсковых группировок, наступавших с различных направлений. На начальном этапе спецназовцы вели разведку в интересах наступающих войск. Ни один общевойсковой командир не двигал свои подразделения вперед до тех пор, пока не поступало "добро" от командира группы специального назначения. Именно этим, в частности, объясняются небольшие потери войск при выдвижении к Грозному.

  Спецназовцы принимали непосредственное участие в сборе разведывательной информации о группировке боевиков, оборонявшей Грозный. Практически вся она была вскрыта с высокой степенью достоверности.

  В последующем спецназ также перешел к своей тактике поисково-засадных действий и совершения налетов на обнаруженные базы боевиков. Особенно это было характерно для предгорьев и горных районов республики. Вновь использовались досмотровые группы, действовавшие, как в Афганистане, на вертолетах.

  24 октября 2000 года в ЦДРА была отмечена 50-я годовщина создания рот СпН. За особое отличие в боях по обеспечению безопасности и целостности Российской Федерации в апреле 2001 года 22-я обрСпН получила звание гвардейской. Это первая воинская часть, которой присвоено такое почетное звание после окончания Второй мировой войны.


Сергей Козлов

____________________________________________________________________________________________________________________

Об авторе: Сергей Козлов - выпускник факультета специальной разведки Рязанского высшего военного командного училища ВДВ.   Служил в частях специального назначения. Награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Подполковник запаса.  Автор нескольких книг о специальной разведке ГРУ.

  1360310140_65670546_985e564ee71a

[reposted post]45 отдельный разведывательный полк СпН ВДВ в Грозном, зима 1994 - 1995 гг. Часть 1.
owkorr79
reposted by swinopes
Бывший сержант 45 отдельного разведывательного полка специального назначения ВДВ Валерий К., гранатомётчик 4 разведывательной группы 1 разведывательной роты 901 отдельного батальона СпН: К моменту призыва в армию (июнь 1994 года) я уже имел спортивный разряд по скалолазанию и призовые места на юношеских соревнованиях в г.Апатиты Мурманской области - я там проживал до середины 90-х. Поэтому меня и забрали в 45-й полк, по росту я не подходил, туда брали ребят с ростом от 180 см, но в те годы был дикий недобор людей, к тому же у меня было уже несколько прыжков с парашютом, прыгали мы зимой 1989 года на аэродроме "Мурмаши". В общем, пришел пацан с прыжками и разрядами по скалолазанию - готовый диверсант практически. Военком мне и говорит: "Ты по росту не подходишь, но с твоей спортивной подготовкой мы можем тебя отправить в спецназ. Пойми, тебе будет очень тяжело... Ты готов?" А в парашютном клубе, где мы занимались, инструктора-афганцы, здоровые, веселые мужики в тельняшках, некоторые с боевыми наградами. Конечно же, я тоже хотел быть, как они! Я и говорю: "Конечно, справлюсь!" И с самого начала я так и был настроен идти в боевую роту, а не в обеспечение. Так я попал в 45-й полк.

45 полк состоял на тот момент из двух батальонов - 218 отдельного батальона (командир - майор Андрей Анатольевич Непряхин, будущий Герой России) и 901 отдельного батальона (командир - майор Николай Сергеевич Никульников), трехротного состава по 4 разведгруппы в каждой роте. В состав полка также входили вспомогательные подразделения - рота связи (связистов раскидывали по разведгруппам), рота спецвооружения, водителя и стрелки БТР, расчеты АГС. В разведроте численность была 52-54 человека, так что в Грозном действовал сводный отряд порядка 150 человек: 2 рота (командир - капитан Андрей Владимирович Зеленковский) 218 обСпН, 1-я (командир - старший лейтенант Вячеслав Николаевич Николахин) и 3-я (командир - капитан Черданцев) роты 901 обСпН.

Всех своих непосредственных командиров могу охарактеризовать как очень профессиональных, жестоких и очень веселых людей (такое вот сложное сочетание). Я безмерно им благодарен, и по сей день, спустя четверть после грозненских боев, помню их. Но такое и не забывается...

Я прекрасно помню как происходила отправка у нас в Кубинке, в ППД батальона. В двадцатых числах ноября 1994 года, в субботу мы находились в гарнизонном кинотеатре на территории танковой части. Во время киносеанса прибежал посыльный и крикнул в зал: "Первая рота, на выход!"

Мы выбежали и отправились в расположение роты. Там уже шли сборы. Объявили, что сводная разведгруппа выдвигается в Чечню. От нас собрали первую разведывательную группу, они выложили снаряжение в центральном проходе для проверки. Настроение перед отправкой было боевое, обращались к командиру роты с просьбой включить нас в состав боевого формирования. На что он ответил: "Не переживайте, скоро все туда полетим". (Одна парочка, правда, дристанула. Причем самые раскаченные и быковатые. За одну ночь из центровых превратились в чмошников. Но их потом никто не осуждал. Но они так и остались изгоями до конца службы.) Потом был сформирован новый состав передового отряда, в который вошла и наша группа. Перед отлетом все за три дня были готовы, и спали на скрученных матрасах. Постельное белье было сдано, и мы лежали с оружием на одних панцирных сетках. Перед отправкой написали письма родителям, что едем на прыжки в Псков. Может быть, в Москве (218-й батальон стоял в Сокольниках.) и были родители на КПП, но у нас никого не было. 27 ноября произошел отлет. По прилету в Моздок переночевали в расположении ВВ-шной части. Очень эта ночь запомнилась, потому что у ВВ-шников в казарме висел телевизор на стене, и там крутился певец Фредди Меркьюри. Потом переместились на КП на аэродром, а скоро прилетели все остальные, и мы перехали в эллинги возле взлетки.

Настроение изменялось по мере приближения к Грозному - становилось все тревожнее...

По прибытию в Моздок сразу же заступили в караул по охране личного поезда министра обороны П.Грачева, а также его вертолета и самолёта, на котором он летал в Москву. Так и менялись постоянно: в караул - с караула, на занятия, на стрельбы. В Грозном мы действовали тремя ротами, две другие были на замену, и одна рота в резерве. Резервные роты охраняли поезд Грачева.

"Зима. Моздок. Промозглый ветер с мокрым снегом. Мы на нем уже третьи сутки. Нам от него никуда не скрыться, потому что мы на аэродроме.

Мы с товарищем стоим в карауле. Нас некому сменить, так как наша рота гоняется по лесам за чеченской разведгруппой.

Позавчера мы охраняли самолет министра обороны, вчера мы охраняли вертолет министра обороны, сегодня мы охраняем передвижной штаб министра обороны.

Мы дожидаемся, когда уходит проверяющий, снимаем каски и садимся в них, как в горшки. Спиной к спине. Так теплее. Засыпая, я думаю, что нас найдет чеченская разведгруппа и перережет нам горло. "И все тогда закончится...", - думаю я даже с некоторым облегчением и проваливаюсь в сон. Нас укрывает снег мокрым одеялом."1

Разумеется, помимо охраны объектов, личный состав некоторых разведгрупп выполнял задания по разведке подходов к Грозному.

Один раз и моя 4-я разведгруппа (командир - капитан Владимир Владимирович Глуховский) выполняла задание по поиску засветившейся чеченской разведгруппы. Правда, обнаружить их не удалось.

30 декабря капитан Глуховский отдал приказ готовиться к вылету в горные районы, предполагавшийся на завтра, 31 декабря. Кроме боекомплекта нам было выдано каждому килограмм по сорок различных зарядов взрывчатых веществ, предполагалось, что нам придется заняться подрывом каких-то мостов, подробности не уточнялись. 31 числа мы были готовы к вылету, и прмерно в 14:15 сводный отряд в количестве где-то 30 человек погрузился на два Ми-8. Но через час взлет отменили, тем не менее был дан приказ находиться на аэродроме. Часов в 17-18 пришла команда снова грузиться, и в этот раз мы вылетели. В воздухе пробыли почти час. Нас прикрывали три Ми-24. В горах в момент высадки пилот обнаружил стоящий в кустах чеченский БТР, и наш вертолет, резко взмыв, ушел с точки высадки. Боевики, видимо, боялись Ми-24 и не открыли огонь. Долгое время для меня была загадка, куда нас хотели отправить в первый раз, и лет уже через 20 из какого-то источника, я узнал, что планировалась высадка на центральный стадион Грозного, как раз там, где располагался резерв дудаевских сил. Нам очень повезло, что вылет отменили.

Майор Сергей Иванович Шаврин, Управление специальных операций ФСК: "Нас оставалось около 20 человек из управления спецопераций. Вместе с нами должны были действовать ребята из 45-го полка разведки. Подняли нас опять по тревоге, привезли в Моздок на аэродром, чтобы на вертолетах доставить в центр Грозного, на стадион. Дальше предполагалось, что мы возьмем дворец Дудаева примерно так же, как в декабре 1979-го взяли дворец Амина. <...> В центр Грозного мы так и не вылетели. Как говорится, что наверху, то и внизу. Обнаружилась страшная несогласованность действий разных родов войск. Оказалось, что вертолеты подняться в воздух не могут, потому как один вертолетчик еще не пообедал, другой еще не заправился, а третий и вовсе дежурный. В итоге уже 1 января в 00 часов 10 минут нам отдали приказ: "По машинам!" - в город предстояло войти по земле. <...> К вечеру этого дня, уже войдя в город с танковой колонной, мы от наших разведчиков узнали, что к моменту той несостоявшейся высадки планировавшийся в качестве плацдарма для нее стадион был полон хорошо вооруженных и при этом никому не подчиняющихся людей: именно 31 декабря туда было свезено имевшееся на складах оружие и там же без ограничений раздавалось всем желающим защищать "свободную Ичкерию". Так что наши три вертолета, скорее всего, над этим стадионом и сожгли бы."2

У руководства был разработан "гениальный план": когда мы начнем вводить войска в город с севера, боевики "напугаются" и побегут на юг, и там на основных трассах их будут ожидать заранее установленные засады. Вот эти засады мы и должны были организовывать, вот этим и объясняется выдача 40 килограммов взрывчатки на каждого.


Мы возле эллингов после несостоявшейся высадки в горах празднуем новый год. Где-то там в темноте в строю - я.

Вернувшись в Моздок вечером 31-го мы сразу заступили на охрану поезда Грачева. Новый год я встречал, охраняя этот поезд. Через поле располагались посты ВВ-шников, и когда пробили куранты, открыли стрельбу трассерами в нашу сторону, видимо полагая, что в поле никого быть не может. Мы с товарищем упали за толстый тополь, на нас падали срубленные пулями ветки, он достал похищенную из "офицерского" подарка банку с пивом, и лежа за тополем, мы выпили ее в честь наступающего Нового года.

*********************************************************************************************************



Вот, кстати, очень хорошее видео, снятое офицером из 901 батальона. Здесь все наши офицеры, почти все ребята из нашей группы. Я прокомментирую это видео, подытоживая "мирную" часть службы - от ППД в Кубинке до расположения в эллингах на моздокском аэродроме. В Сети было много видео по полку, но эти видеролики время от времени пропадают, возможно владельцы удаляют аккаунты.

Погрузка перед отлетом на центральном плацу батальона.

01:00. Комбат Никульников и спиной стоит командир 3-й роты Черданцев.

01:46. Старший лейтенант Коноплянников, командир первой разведгруппы. 5 января 95-го, в больнице, получит пулю в голову, его спасет "Сфера": пуля пробьет сталь, кевлар, подкладку, все слои, и пробив кожу, воткнется в череп, но все последствия - здоровенная шишка.

01:53. Высокий офицер - майор Черушев, по-моему он потом комбатом станет после Никульникова.

14:21. Коробки с подарками от банка "Менатеп". Черные круглые шапочки у нас называли "менатеповки". По иронии судьбы перед самым штурмом Грозного нам прислали подарки от "Менатепа" - такие картонные коробки, их привезли числа 30-го. Коробки были "офицерские" и "солдатские". Во всех были письменные принадлежности: тетради, авторучки, и еще свитера и вот такие шапочки. В "офицерских" коробках еще находились бутылка шампанского и банка импортного пива. Тот, кто составлял эти наборы, очень хорошо разбирался в том, что нужно солдату. Спустя много лет я, честно говоря, обалдеваю, зная надменность нынешних олигархов: послать подарок солдату и еще проконсультироваться со знающим специалистом, что именно солдату необходимо. Это надо было снизойти... Дело в том, что долбанная солдатская каска на меховую армейскую ушанку налезает только на макушку, и весь смысл в каске пропадает, а здесь прислали шапочки - консультант ясно понимал ситуацию.

Так мы и бегали в этих шапочках. Вообще оказалось, что вся форма и снаряжение очень плохо подходят для активных боевых действий. По приезду в ППД в Кубинку у нас в приказном порядке эти шапочки забрали на склад.

Через несколько лет в питерском метро увидел человека в такой шапочке. Я долго стоял и смотрел на него, пытаясь понять, был ли он в Грозном...

15:41. Справа в кадре - лейтенант Андрей Гриднев, будущий Герой России. Я помню, как Гриднев только пришел в часть из училища молодым лейтенантом, 21 или 22 года ему всего было, его определили к нам в роту заместителем Коноплянникова, он сразу был очень замотивирован на службу. Гриднев с первых дней серьезно занимался подготовкой и воспитанием ребят из группы, они регулярно бегали с ним бегали дополнительные кроссы, и каждый вечер он приходил и заставлял их обливаться ледяной водой (вообще-то, горячей воды в роте у нас тогда не было). Это называлось у них "баня Карбышева". Он производил впечатление очень жесткого человека. Но я помню, когда приехала его жена в часть, когда он уже устроился в офицерском общежитии, и мы помогали ему мебель и вещи заносить, он втихаря от жены взял ящик с банками с малиновым вареньем, и в темноте за углом общежития сунул нам, сказав: "Вот, ребятки, поешьте варенья!" Я помню, очень тронут был. После ранения Коноплянникова 5 января, Гриднев возьмет командование разведгруппой на себя и будет ей успешно руководить. Ребята из группы вспоминали, что он в бою был очень заводной, они смеялись, говоря: "Бой ведет лейтенант Гриднев и десять его оруженосцев", потому что он постоянно бегал от одного бойца к другому, стреляя то из гранатомета, то из пулемета, то у снайпера винтовку отнимет, ребята ржали, что если ему начать снаряды подавать, он снаряды и без пушки будет кидать по позициям боевиков. И когда я узнал, что ему дали звезду Героя, то не удивился совсем.

15:53. Командир роты Николахин и слева в зимней шапке и камуфлированной форме - замкомроты и командир сводной группы снайперов (входили бойцы, вооруженные СВД и ВСС) Константин Михайлович Голубев, который погибнет 8 января 1995 года. Они были друзьями, и Николахин очень сильно переживал его смерть.

16:11. Машет рукой наш замполит Банников.

16:15. Большой усатый мужик - главный подрывник батальона, не помню, как зовут. Когда проходили занятия по подрывной подготовке, говорил: "Взрывчатку можно сделать из прошлогодних листьев, кто останется на контракт, расскажу как". За ним здоровый парень - наш пулеметчик Юра Санников, из Сибири, очень добрый парень, один из двух в роте с высшим образованием.

Камера сдвигается вправо, и мы опять видим Гриднева и лейтенанта Гонту, жесткого мужика, во вторую командировку он будет командиром сводной разведгруппы, в которой буду и я, засаду на высоте 970 в районе Сержень-Юрта мы уничтожим под его руководством. Потом у меня с ним сложатся хорошие отношения. В Грозном он был командиром второй разведгруппы. У самого края кадра справа - Дима Т., сержант из нашей разведгруппы, после штурма Грозного перевелся в РМО. Сейчас в Европе шеф-поваром в одной из гостиниц.

17:20. Построение офицеров нашей 1 роты. Самый высокий в строю - Глуховский! Владимир Глуховский в свои 27 лет на тот момент был уже очень опытным офицером, командовавшим в Приднестровье разведгруппой в отдельной 818 роте спецназа, подчинявшейся непосредственно командарму 14 армии Лебедю, выполнявшей сложные боевые задания, и после вывода из Приднестровья расформированной. Глуховского отправили к нам в полк, и так получилось, что он - капитан, бывший командиром группы, уже имевший ранение, попал в подчинение к младшему по званию старшему лейтенанту Николахину. Глуховский был человеком с характером, очень энергичным и к войне относился как к спорту. Я ни разу не видел его испуганным или уставшим, хотя спал он иногда меньше нашего.

За Глуховским крайний в строю его зам. Вадим Пастух. Во вторую командировку летом 1995-го Пастух будет командиром группы по обеспечению отряда беспилотников. А командиром этого подразделения станет Сергей Макаров, второй в строю. В случае сбития боевиками беспилотника группа Пастуха должна была обеспечить его поиск и возврат.

*********************************************************************************************************

Не вспомню точно, но, кажется, 1 января 1995 года на "Уралах" мы выдвинулись в Грозный двумя ротами: 2-я 218-го батальона и наша 1-я 901-го батальона. Вторая рота под руководством майора Непряхина входила первой. Третья рота нашего батальона вошла в Грозный на один - два дня позже нас.

Всегда считал, что в город вошли первого января поздно вечером. Накануне была суматоха: отлеты, прилеты, охрана поезда... Возможно, один день (31 декабря 1994 года) вылетел у меня из памяти.

Перед выездом в Грозный, возле эллингов, мы обвязывали "Уралы" ящиками с песком, и это было днем, я точно помню. Началась оттепель, и привезли, кстати, на машине шлемы-"сферы", котрые сразу офицеры расхватали, но шлемов привезли мало, так что даже не всем офицерам хватило. Видимо, это происходило днем 1 января, а мы выдвинулись, соответственно, второго, потому что 31 декабря мы были плотно заняты этими попытками куда-то улететь, и "Уралы" ящиками в тот день не обвязывали. Но я всегда был уверен, что вход в город состоялся именно первого января.


На видео - металлические фермы консервного завода, там на всех площадках лежали пехотные пулеметчики, которые начинали бить очередями на любой звук.

Тогда, если 218 батальон дошёл до консервки примерно в то время, как указано на таймере в видеокадрах фильма Любимова, то, выходит, наша рота подтянулась уже к ночи вслед за ними. Непряхин на видео говорит, что зашли с боем. И тогда мы, первая рота 901 батальона, двигались отдельно (колонна у нас не большая была, всего несколько машин). До Грозного всего-то около 100 километров от Моздока.

Мы двигались колонной за второй ротой 218 батальона, уже в темноте. Город был разрушен, электрического освещения не было, но было много горевших домов. В один момент перед нашим "Уралом" взорвалась минометная мина. Водитель остановился, и тут же вторая мина легла позади автомобиля. Я увидел как Глуховский, сидевший у края кузова, побежал к кабине и начал стучать по ней кулаком, крича: "Вперед!". Водитель тронул с места, и там, где мы стояли, разорвалась третья мина. Одна из мин легла в частный дом, который находился по ходу движения с левой стороны. Вошли мы на консервный завод 1 января поздно ночью. Рота расположилась в двухэтажном корпусе на втором этаже. Меня с товарищем поставили сразу в караул, охранять "Уралы". Минометный обстрел продолжался и недалеко разорвалось несколько мин.

На заводе уже находилась пехота, остатки каких-то частей. В темноте мы встретили выжившего прапорщика из майкопской бригады, который и рассказал про гибель их колонны, про то, как чеченцы расстреливали экипажи машин, покидающих горящую технику. Консервный завод был в целом безопасным местом, не смотря на периодические обстрелы. Все байки про компот с этого завода - правда, компот мы пили постоянно, никто эти банки не разбивал (явно имеется в виду сцена из художественного фильма А.Г.Невзорова "Чистилище", 1997 г.: "Ты чё банки-то крушишь, на?")

kinopoisk.ru-Chistilische-2905695.jpg

Со временем завод стал своеобразным плацдармом, куда подтягивались подходящие части.

Офицер 22 обрСпН Вячеслав Дмитриев: "[Завод] представлял из себя ряд помещений барачного типа, но построенных очень основательно. В некоторых из них размещались штабы частей, в других - подразделения, выведенные из боя, и их бронетехника. Часть складов еще была заполнена консервированными соками и компотами. К ним постоянно тянулся людской ручей, уносивший консервированные банки".3

После входа на консервный завод Глуховский распорядился найти деревянные поддоны, и из этих поддонов соорудить настил для сна в двухэтажном корпусе, где мы расположились. Надо сказать, Глуховский очень серьезно относился к организации быта и всегда заставлял по возможности максимально комфортные условия создавать для сна и отдыха. Одного нашего бойца он сразу же отрядил для изготовления светильников из снарядных гильз. Оказалось, что этот древний испытанный способ освещения не имеет альтернативы. Позже, когда по зданию будет нанесен минометный удар, мы переедем в подвал, и там тоже наш командир заставит оборудовать спальные места, соорудить печь из бочки и наделать десяток светильников из гильз. Эта привычка максимально комфортно оборудовать места расположения останется у нас до конца службы.

В этот же день приведут пленного арткорректировщика. Потом была версия про "одетого в форму капитана", не знаю, разные это люди или нет. Но корректировщик - не миф, и я его видел сам.

Офицер 22 обрСпН Вячеслав Дмитриев: "Некоторое время нас донимал минометный обстрел, от которого не было спасения. Так продолжалось до тех пор, пока не поймали корректировщика. Кто-то из часовых заметил человека славянской наружности в форме капитана Российской армии, который в одиночку то заходил, то опять покидал территорию консервного завода. Его проверили, номер части в документах не совпадал ни с одним номером воинских частей, вошедших в Грозный, а артиллерийская буссоль и японская радиостанция рассеяли все сомнения. При допросе выяснилось, что он украинский наемник. Дальнейшая судьба его неизвестна. Одни говорили, что его отправили в Моздок на фильтрационный пункт МВД, другие, что расстреляли здесь же, за бараками. В тех условиях правдой могло быть и то и другое".3

Пленный корректировщик будет бравировать: "Добро пожаловать в ад!" Ходили слухи, что взяли его пехотинцы на крыше то ли пятиэтажки, то ли девятиэтажки неподалеку, с ним была рация, но это тоже вряд ли, скорееон возле завода "шарился", и видимо нюх потерял от безнаказанности. Это был чеченец с большим носом, небритый, говорил с акцентом, одет был в черные брюки и длинную черную кожаную куртку с карманами. Я сейчас думаю, этоине наемник был, а скорее всего кто-то из местных, типа геодезиста или отставного военного, простого чабана буссолью пользоваться не научишь так быстро. Я увижу его на следующий день. Корректировщика держали в подвале дома, в котором мы жили первое время. Там, возле крыльца, на следующее утро я его увидел и не узнал, его лицо было разбито очень сильно, он плакал и говорил: "Не убивайте меня, я такой же солдат, как и вы!". С ним хмуро разговаривал высокий худой генерал.

Психологически тяжело стало уже 2 января: постоянный недосып, грязь по колено, обстрелы из минометов, снайпера. Даже покурить - надо было прятаться.

2 января, если не ошибаюсь, первая разведгруппа получила задание выдвинуться в район Петропавловского шоссе (но это не точная информация). Дело в том, что по шоссе планировался подход войск, и боевики там устраивали засады, и нужно было выполнять контр-засадные мероприятия.

Майор Сергей Иванович Шаврин, Управление специальных операциймФСК: "Задачу комкор (командир 8-го гв.АК генерал-лейтенант Л.Я.Рохлин) на нас возложил непростую: обеспечить безопасность колонных путей, по которым выдвигалась боевая техника и войска. Это улица Лермонтовская (улица Лермонтова, прилегающая к Петропавловскому шоссе). Там с одной стороны стоят домики, частный сектор, а с другой современные здания. Боевики группами по 5-6 человек пробирались в дома и обстреливали колонны. А улица сплошь забита боевыми машинами, заправщиками, автомобилями с боеприпасами. В общем, что ни выстрел - то попадание и большой ущерб, потери. Из нашей совместной с десантниками-спецназовцами команды мы сформировали четыре группы и по кварталу очищали от бандитов. Устраивали засады, при обнаружении боевиков вступали в бой. Открытого боя бандиты боятся, избегают. У них тактика одна: укусить-убежать, укусить-убежать... Скоро они поняли, что там засады, там спецподразделения, там небезопасно. И бандитские набеги прекратились. Несколько кварталов вдоль дороги были свободны".2

В один из ночных выходов погиб пулеметчик Сергей Дмитрук, из первой разведгруппы, числа 3 или 4, точно не помню. Первая потеря в нашей роте.


Упомянутая зачистка частного сектора, где именно, точно не знаю, может где-то в районе Петропавловского шоссе. Голос командира первой разведгруппы нашей роты Коноплянникова: "Секи в правую сторону, Мустафа!" Мустафа - кликуха снайпера из ВСС Радика Альхамова из Башкирии. Радик был очень добрым и очень медленным, но преображался на ринге на соревнованиях по рукопашному бою. Небольшого роста, он был очень жилистый, с рельефной мускулатурой, как Брюс Ли, Радик был чемпионом по рукопашке в батальоне, против него выставляли огромных парней и он всех побеждал! Когда мы в шутку спрашивали: "Радик, ты почему такой медленный?", он, растягивая слова, отвечал: "Снаайпер доолжен быть меедлеенным!"

Я помню, утром пошел по какому-то поручению по заводу, и увидел, как по мосту через Сунжу на всем ходу пытался прорваться автомобиль - белая "шестерка" с четырьмя мужчинами в ней. Не знаю, были ли они боевиками, но этот маневр был для них трагическим: оказывается напротив моста за бетонным забором стоял наш танк в капонире и первым выстрелом у "шестерки" оторвал капот с двигателем, водитель и пассажир на переднем седенье погибли, а два пассажира с заднего сиденья выскочили и рванули обратно через мост. Сразу же со всех металлических ферм завода был открыт шквальный огонь по убегающим, и я увидел как пули начали рвать их одежду. Я сидел, вытянув шею и выглядывал через забор, чем дико взбесил Глуховского: "Пулю в башку хочешь?!" - он ударил меня прикладом по каске.

А в следующий момент на территорию завода прилетела мина и осколком срезало одного из наших водителей "Уралов", он упал как подкошенный. Ребята сразу же схватили его и понесли к медикам. Только по прибытию в Кубинку мы узнали, что он выжил.

ИСТОЧНИКИ

1. Колесников В. Бог приходит сам.-М.,Типография "Новости",2012.-112 с.,илл. Стр.107.

2. Добросмыслова О. Миссия невыполнима//"Российская газета" , 16.12.2005 http://www.rg.ru/2005/12/16/chechnya.html

3. Дмитриев В. Грозный 95-го//"Солдат удачи" N12[65]/1999

[reposted post]Группа N 724 "Каспий" (продолжение).
gerda_dog93
reposted by swinopes
                                                                           Все фото и материалы на сайте размещены с разрешения сотрудников музея
                                                                                           памяти воинов - интернационалистов "Шурави"
                                                                                  и лично директора музея, Салмина Николая Анатольевича.






РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ   СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

ОБЕЩАЮ ВЕРНУТЬСЯ ЖИВЫМ


АФГАНИСТАН   1979 - 1989



 

          
                    Посмотрите ребята, посмотрите девчата,
память лица поставила в ряд.
Это парни, которым будет вечно по 20-ть
это те, кто прославил десант.


Олег Гонцов





2 рота 186 ООСпН 1987 ГОД












Разведгруппа "Каспий" 186-го Отдельного Отряда Специального Назначения
2 рота, ещё все ... июнь 1987 год
























































ОНИЩУК Олег Петрович
(12.08.1961 - 31.10.1987)







ИСЛАМОВ Юрий Верикович
(05.04.1968 - 31.10.1987)






ИВАНОВ Олег Леонтьевич
(17.04.1967 - 31.10.1987)







МОСКАЛЕНКО Игорь Васильевич
(18.12.1966 - 31.10.1987)







Слева пулеметчик Игорь Москаленко, справа Олег Иванов,
оба героически погибли 31 октября 1987 г. в составе разведгруппы О.П. Онищука







Разведчики 2-й роты. Для Олега Иванова (сидит слева) и
Игоря Москаленко (стоит слева) это последнее фото за десять дней до гибели.







ДЖАФАРОВ Таир Теймур-оглы
(23.06.1966 - 31.10.1987)







МУРАДОВ Яшар Исбендияр-оглы
(16.11.1967 - 31.10.1987)







МУРАДЯН Марат Бегеевич
(18.07.1967 - 31.10.1987)







САЛАХИЕВ Эркин Искандерович
(04.08.1968 - 31.10.1987)







ХРОЛЕНКО Михаил Владимирович
(10.11.1966 - 31.10.1987)







ФУРМАН Александр Николаевич
(24.03.1968 - 31.10.1987)







СИДОРЕНКО Роман Геннадьевич
(21.02.1967 - 31.10.1987)







370 ООСпН Лашкаргах ...слева мл.сержант Роман Сидоренко героически погибший
31 октября 1987 г. в составе разведгруппы Героя СССР О.П. Онищука 186 ООСпН





ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ!